Вторник, Октябрь 16, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Журнал > Коктейль под названием «Любовь». Психологические рецепты

Коктейль под названием «Любовь». Психологические рецепты

«Можно ли искренней любовью расположить к себе человека так, чтобы он открылся и доверился?» – такой вопрос был задан мне однажды. Для начала попробуем определиться с понятиями. Любовь, пожалуй, самый многогранный термин, который каждый понимает по-своему. Подтверждение тому – многочисленные цитаты представителей разных времен, религиозных направлений и философских школ. Например, на одном православном форуме мне попадалось такое стихотворное определение:

«Любовь всегда была гонима.

Младенец в мир ее принес,

Любовь – она непобедима,

Любовь – родившийся Христос!»

В этом случае даже для искренне верующего человека требуется «расшифровка». Например, можно сказать, что любовь это жертвенность. То есть, ситуация, в которой интересы других людей ставятся выше собственных. В Библии есть прямое указание на такой поступок: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Евангелие от Иоанна, 15.13). То есть, здесь мы опять сталкиваемся с крайним проявлением этого чувства. Причем, если рассмотреть его в ключе современной жизни, мы увидим, что у людей подобные проявления выглядя как случайные порывы. Классический пример такого рода имел место в начале 2012 года в Приамурье. Во время военных маневров один из солдат ошибся, бросая гранату и смертельный снаряд упал под ноги бойцам. Командир батальона связи Сергей Солнечников, увидевший это, среагировал моментально – оттолкнул нерадивого и закрыл гранату, своим телом. Майор погиб, но никто из его подчиненных не пострадал. Поступок, за который можно не только давать звание Героя, но и канонизировать – солдат в буквальном смысле исполнил библейское изречение. Однако что являлось главной причиной такого порыва – мы уже не узнаем. Между тем, существуют специальные тренировки для профессиональных военных, в ходе которых нарабатывается навык… падать на гранату, если нет другого выхода. Конечно, профессиональный боец моментально оценивает обстановку и, если есть возможность, в первую очередь постарается избежать ранения – отбросить гранату или нырнуть в укрытие. Но в определенных условиях пожертвовать одним бойцом, чтобы спасти группу, может считаться разумным решением. Поэтому существует давно разработанный курс тренировок, в ходе которых прыгать на гранату становится своего рода рефлексом – сознание даже не успевает осознать губительность такого поступка, а бессознательная часть нашей натуры уже успела оценить обстановку и дать телу самоуничтожающую команду. То есть, даже такой тип любви – жертвенной – в некоторых случаях является результатом долгой и целенаправленной работы. Иными словами, такую любовь можно натренировать. Не у каждого, но с большой вероятностью успеха. Впрочем, это не умаляет силы духа и ценности описанного поступка. А мы от героев перейдем к жертвенности в повседневности.

К сожалению, когда речь идет о реальной жизни, мы очень легко можем устроить ловушку жертвенной любви. Например, в семье радость – родился долгожданный ребенок. Родители, само собой, не чают в детушке души, стараются угодить его капризам, покупают любые игрушки, все свободное время посвящают сыночку или дочке… А спустя несколько лет приходят к психологу с вопросом – что делать с непослушным чадушкой, которое грубит, берет без спросу семейные деньги, не подчиняется учителям. Почему так получилось? Изначально младенец – существо с эгоцентричной картиной мира. То есть, он искренне считает, что все окружающее создано именно для него. Несколько позже он понимает, что мир может быть опасным, а значит, ему требуется помощь и поддержка взрослых. Если воспитатели проявят достаточно умения, то со временем ребенок осознает, что и от него кое-что зависит, а значит, он включится в жизнь со своими правами и обязанностями. Однако если процесс воспитания нарушен «бомбардировкой любовью», у нас вырастает эгоцентричная личность. То есть, человек, который не допускает и мысли о том, что кому-то может быть сложно, неудобно, неприятно и так далее. Кстати, есть теория, согласно которой многие серийные убийцы как раз эгоцентристы. В их действиях прослеживается излишняя жестокость именно потому, что они не способны поставить себя на место другого человека и обращаются с ним подобно естествоиспытателю, препарирующему лягушку. То есть, понимать любовь только как жертвенность – явно ошибочно.

Теперь посмотрим на трактовку любви с точки зрения буддизма. Некоторые из учителей в этом религиозно-философском течении говорят о трех видах любви: Кама, Снеха и Майтри. Первая связывается с половым влечением (и, по-видимому, не осуждается, будучи естественным проявлением человеческой натуры). Название второй можно условно перевести как «уважение» и означает оно отношение к духовному началу другого человека. Примечательно, что и в этом случае допускается сексуальная составляющая, но доля ее ниже, чем в первом случае. Третий же вариант означает одинаковое отношение ко всем живым существам. То есть, если мы говорим о любви с точки зрения буддиста, то нам уже придется уточнять, какая именно разновидность ее подразумевается. Тем более что именно сексуальное влечение является наиболее искренним, ведь цель его – ясна и понятна, а движущая сила заложена самой природой. Впрочем, об этом мы поговорим ниже. Пока же вернемся к рассмотрению вариантов.

В психологии существует несколько определений любви. Одно из них звучит примерно так: «Любовь – это эмоционально положительное отношение высокой степени, благодаря которому объект выделяется среди других и помещается в центр жизненных потребностей и интересов субъекта». Такое определение ставит любовь к человеку в один ряд с фанатизмом футбольных болельщиков, увлеченностью композитора своим произведением, патриотизмом и тому подобными, не менее сильными чувствами. Словом, нам очень легко заблудиться в формулировках. И, чтобы продолжить рассуждения, придется остановиться на одном определении. Мне лично импонирует определение Сократа: «Любовь – это желание блага и счастья, стремление к бессмертию». Я бы обратил особое внимание на две составляющие этой фразы. Первая – «желание блага и счастья» – близка и к христианскому и к буддийскому восприятию чистого чувства. Другое дело, что понимание счастья также очень сильно зависит от конкретного человека и той среды, в которой он живет. И здесь мы сталкиваемся с понятиями «добра» и «зла».

Например, родитель, желая блага своему ребенку, воспитывает его с должной строгостью, зная, что в противном случае избалованное чадо превратит его жизнь в кошмар. Поэтому для гармоничного развития личности стоит приучать чадо к тому, что в жизни кое-что требуется делать для других, даже если этого не хочется. Но ребенок не в силах осознать грядущие перспективы, поэтому для него необходимость мыть за собой тарелку, к примеру – явное зло и издевательство над маленьким человеком.

Не редкость и случаи, когда родители навязывают свое решение ребенку, говоря, в какой вуз ему поступать или какую профессию выбрать. Конечно, если отпрыск не проявляет склонности к какому-либо виду деятельности или не в состоянии решить самостоятельно, куда ему следует направить стопы, единственный относительно разумный выход – решить за него. «Относительно», потому что в этом случае речь идет о последствиях проблем с воспитанием и развитием ребенка. То есть, ему изначально не были созданы условия для развития и не была предоставлена возможность определиться со своим будущим. Либо воля ребенка настолько подавлена диктатом родителей, что ему уже безразлично, какой выбор делать. Но, пожалуй, еще хуже, если ребенок уже имеет представление о том, кем он хочет стать, целенаправленно готовится к поступлению в конкретное учебное заведение, а его пытаются остановить «отцовской волею».

Конечно, родители чаще всего действуют из того самого соображения блага. Например, они могут (вполне справедливо) считать, что работа воспитателя в детском саду – бесперспективное в силу низкой оплаты занятие. Или что военный действительно может зарабатывать хорошие деньги, однако карьера эта связана с таким профессиональным риском, что куда лучше поискать что-нибудь поспокойнее. Инструментов же для воздействия на ребенка у них может быть немало – от уговоров до ультиматумов с обещанием отказать в финансовой поддержке. Словом, желание блага – очень субъективная вещь.

Теперь рассмотрим второй компонент фразы – «стремление к бессмертию». Понять ее можно как с духовной, так и с физиологической позиции. Стремиться к бессмертию в духовной традиции значит получить другую, лучшую жизнь после этой. Неважно, идет ли речь о рае, ирии или перерождении в другом теле. Как бы то ни было, «ключом», запускающим процесс бессмертия, выступает любовь, как способ самосовершенствования человека.

Однако есть и другой вариант расшифровки фразы. Для атеистов бессмертие человека означает продолжение рода. То есть, передача детям генной информации, опыта, накоплений и тому подобного. Это позволяет надеяться на то, что все нажитое и пережитое пойдет на пользу другим поколениям. В этом, конечно, есть значительная доза эгоизма, ведь многим греет душу сама перспектива стать этаким патриархом рода, человеком, которому благодарные потомки поют хвалебные оды.

Еще одна сторона любви – когда ребенок обнимает мать и нежно лепечет: «Мамочка моя – самая лучшая и самая красивая», – что неизбежно вызывает слезы умиления вкупе с уверенностью в искренности детских чувств. Дети порой приводятся как образец некой изначальной любви. Однако, если вдуматься, детская любовь к родителям не лишена расчета. Как было сказано выше, на определенном этапе ребенок осознает, что мир вокруг опасен. Некоторые исследователи даже определяют эту стадию развития как «джунгли». То есть, для нее характерно ощущение одиночества перед многочисленным угрозами, от которых могут защитить лишь всемогущие (в понимании ребенка) родители. Из этого следует вывод: любовь родителей – жизненно необходима. А значит, ее нужно добиваться всеми средствами!

«А как же искренность? – спросит читатель. – Неужели ребенок – это маленький лицедей?» Предположение верно примерно наполовину. Дети часто ведут себя тем или иным образом только потому, что знают, чего от них ждут взрослые. Иными словами, играют роли. Наиболее ярко этот процесс происходит в случае наказания. Ребенок, зная, что нарушил родительский запрет, будет заливаться горючими слезами. Но вы обращали внимание, как быстро высыхают эти слезы? Роль раскаявшегося сына или дочки отыграна, значит, можно не расходовать воду зря. Причем бывают и забавные случаи: например, дите разбило свою чашку, но, поскольку ему она все равно не нравилась, момент этот для ребенка торжественный. Однако поскольку реакция родителей известна – будет, как минимум, выговор в стиле «Да ты знаешь, сколько мы работали, чтобы ее купить! А что ты сделал своими руками, чтобы ломать?..» и т. д. – требуется срочно вызвать нужную реакцию. И ребенок усиленно «давит слезу», однако наружу рвется улыбка.

Привычка играть те или иные роли – одна из самых сильных. Со временем малыш овладеет ею так, что начнет искренне верить в то, что изображает. С возрастом это станет привычкой. И редкий взрослый человек без посторонней помощи может разобраться, где его личное отношение к происходящему, а где – автоматическое вхождение в роль, соответствующую ситуации.

Но перейдем к взрослым людям. Мне сложно рассуждать о женщинах, однако в случае с мужчинами любовь можно рассмотреть как набор чувств и желаний. При этом с годами они могут изменяться. В 18–20 лет на первом месте будет сексуальное влечение. С этим ничего не поделать – природа берет свое. Другое дело, что сексуальная энергия имеет громадную созидательную силу. Поэтому молодые люди и пишут стихи, играют на гитаре, способны бегать на свидание за десятки километров. У них обостряется фантазия, и они способны приготовить самый неожиданный сюрприз для предмета обожания. В этом возрасте вариант нормы – провожать девушку домой на другой конец города а потом пешком возвращаться домой, поскольку денег на такси нет. Более того, нормально еще и выспаться за два часа, оставшиеся до звонка будильника, и идти на учебу в прекрасном расположении духа.

Следующий компонент любви в этом возрасте – желание завоевать. Оно, как мы видим, хорошо соотносится с предыдущим. Можно сказать, что стремление к завоеванию предмета страсти – машина, а либидо – ее топливо. Именно поэтому юноши совершают хотя бы маленькие, но подвиги. Третий элемент мужской любви – желание похвастать. Не раз на улице доводилось наблюдать забавную пару шествующих молодых людей. Ухоженная девушка с блистающим маникюром щебечет в iPhone последней модели, а рядом выступает ее молодой человек: подкачанная грудь колесом, плечи развернуты, подбородок гордо вздернут… кажется, еще немного – и он обратится к прохожим: «Смотрите, это – моя женщина. Завидуйте моему счастью!»

Но проходит время, и в 40 лет отношение к любви меняется. Больше прочего ценится уже не сексуальная составляющая, а тот уют и комфорт, который связывается с близким человеком. Либидо же отходит на второй, или даже на третий, план. Кстати, такое отношение порой приводит к парадоксальным ситуациям: мужчины… заводят любовниц. На первый взгляд, это нелепо: потребности в сексе снижены по сравнению с прежним временем, и, хотя сил хватает на одну женщину, тратить их на вторую просто нерационально. Но любовница нужна не для того, чтобы сбросить сексуальное напряжение. К любовнице идут отдыхать. Эта женщина не устроит скандал. Она не будет говорить о том, сколько дел нужно переделать, куда сходить, с кем поговорить о детских проблемах в школе… словом, привычный мир остается где-то далеко, и мужчина может расслабиться.

Но есть и другой вариант развития семейных отношений. В этом случае мужчина может ощутить себя героем. То есть, найти удовольствие в том, что содержит семью, без него не решаются жизненно важные вопросы – словом, ощущает себя нужным и важным. Кстати, мудрая жена обычно изо всех сил старается поддерживать в своем муже именно такие чувства. Просто потому, что умом или обостренной интуицией понимает: герой не уйдет оттуда, где в нем нуждаются, как бы тяжело ни было.

Есть и еще одна составляющая мужской любви. Это привычка к роли. Навык этот, как было сказано выше, отрабатывается еще в детстве. И со временем мужчина просто привыкает к своему статусу. Он – любящий человек, а значит, у него есть определенный список обязанностей. Он знает, что нужно делать для женщины, как подчеркивать свое к ней отношение. И действует словно на автопилоте, с той разницей, что сам искренне верит в то, что его чувства не изменились.

Мы рассмотрели лишь несколько сторон такого многогранного чувства, как любовь. И, что интересно, все они могут быть по-настоящему искренни. Каков набор у конкретного человека, есть ли в нем дополнительные компоненты – выбор каждого из нас. Ведь, в конечном счете, именно мы создаем собственную любовь. Это наше чувство и от нас зависит, какие компоненты смешаются в этом коктейле.

Не раз доводилось сталкиваться с людьми, которые панически боятся влюбиться – откуда берется такое чувство и что происходит с человеком в таком состоянии?

Страх сам по себе – одно из базовых чувств каждого человека. В психологии принято понимать под страхом яркое проявление чувства самосохранения в ответ на реальную или воображаемую опасность. То есть, сам по себе страх – очень полезное свойство человеческого сознания. Именно благодаря ему мы выходим в дверь, а не через окна, не суем пальцы в огонь и аккуратно обращаемся с острыми предметами. Однако механизм возникновения страха очень сложен, особенно с учетом того, что внешне его проявление не всегда соответствует внутренним установкам. То есть, мы иногда обманываем себя, считая, что боимся одного, тогда как на самом деле наши опасения относятся к угрозам иного плана. Но об этом мы поговорим чуть позже, пока же разберемся с понятием страха в чистом виде. Для начала – представим, что мы столкнулись с чем-то неизвестным, что может представлять угрозу. При этом наше подсознание реагирует первым: в кровь уже вброшен адреналин – на всякий случай, если потребуется спасаться. А затем идет решение проблемы, причем по одному, заведенному алгоритму.

На первом этапе возникает безадресный страх или тревожность. То есть, мы пока не знаем, в чем проблема, но нам уже плохо: организм получил свою порцию адреналина, и как следствие, в наличии дрожание рук, а мысли скачут, подобно обезьянам на не объезженных лошадях. Далее следует поиск причины беспокойства. Испугались ли мы шума за окном, и что связано у нас с этим явлением? Или, быть может, мы остались одни в темном лесу, и в кустах кто-то подозрительно рычит? И вот здесь стоит сделать отступление. Дело в том, что далеко не всегда в жизни легко распознать причину своего беспокойства. Поэтому довольно часто люди приспосабливаются к существованию в состоянии страха, и порой даже не отдают себе в этом отчета.

Если же мы благополучно определились с источником беспокойства, наступает третий этап, который условно можно назвать «формированием нашей цели». Что мы хотим сделать – убежать, устранить опасность? Здесь многое зависит от самого человека. По моим наблюдениям, для мужчин более характерен агрессивный тип поведения, тогда как для женщин – «бегство». Но это – не устоявшееся правило, поскольку речь в нашем случае идет не о физической опасности, а сложностях психологического характера.

Как бы то ни было, как только мы определились с этим этапом, мы выбираем наиболее подходящий стиль поведения. Речь идет о конкретных действиях – что именно следует сказать человеку, с какой интонацией, как именно защищаться или с какой скоростью бежать. Такой алгоритм описывается довольно долго, но на деле перебор всех этапов занимает считанные мгновения, после чего человек либо устраняет причину страха, либо избегает ее. Как бы то ни было, он получает определенный опыт. Естественно, что чем больше мы прожили на свете, тем больше в нашем арсенале готовых сценариев для действия.

Именно поэтому взрослые люди куда реже испытывают страх, нежели дети и даже подростки. Для нас те ситуации, в которых оказываются они, – банальны, и мы, с высоты прожитых лет, привычно говорим нечто вроде «Чего ты такой ерунды испугался?» При этом обычно упускаем то, что наш собеседник оказался перед лицом реальной или мнимой угрозы впервые, и он просто не знает, что делать в этом случае – не существует готового рецепта для действия. Ему только предстоит появиться, но это уже будет после того, как ситуация разрешится и ребенок приобретет личный, уникальный опыт.

Если говорить в общем о нашей реакции на страх, то основных механизмов действия у людей немного – ровно два. Их принято условно называть «сражайся» и «беги». В любом случае речь идет о защитной реакции, разница лишь в стиле ее проявления. С точки зрения качества эти подходы равноценны. Некоторые родители стараются привить своим детям привычку «глядеть страху в лицо», то есть никогда не бегать от угрозы в прямом или фигуральном смысле. Плюсом такого стиля можно назвать то, что подобный опыт со временем позволяет контролировать собственный страх. А если быть точнее, использовать выброс адреналина и норадреналина как своего рода допинг, помогающий действовать с максимальной эффективностью. Наиболее яркий пример такого рода – поведение профессиональных бойцов на ринге или солдат перед боем. Боятся, как известно, все, причем достаточно сильно. Некоторые боксеры, например, даже уверяют, что они прыгают перед началом боя не столько для того, чтобы разогреть мышцы, сколько чтобы окружающие не видели, как сильно дрожат у них колени. Однако у боксеров уже есть положительный опыт – они знают, что на ринге будет сложно и больно, однако по окончании боя они вернутся домой и, в сущности, ничего катастрофического не случится. Откуда же возникает страх в таком случае? Несложно догадаться, что в данном случае речь не идет о боязни боли или увечья – к боли тренированный спортсмен привычен, а серьезный урон здоровью на ринге не причиняют. Но любой боксер знает, что от победы или поражения на ринге зависит отношение к нему его тренера, друзей и родных. То есть, в данном случае страх перед оценкой, которую дадут ему окружающие, сильнее, нежели переживания перед схваткой. Некоторые тренеры знают об этом и порой злоупотребляют, эксплуатируя это человеческое чувство. По сути, планомерными действиями тренер подводит своего подопечного к мысли о том, что гнев учителя куда страшнее, нежели любой соперник. Но вернемся к вопросу любви. Как вообще такое чувство связано со страхом?

Чем выше уровень развития цивилизации, тем больше страхов накапливается у человека. Некоторые исследователи даже составляют своего рода рейтинг фобий по частоте, с которой доводится сталкиваться с ними. Страх интимной близости, согласно одной из теорий, находится на почетном пятом месте – сразу за страхом публичных выступлений и всем, что связано с общением. Однако влюбленность не обязательно предполагает немедленное вступление в половые отношения. Поэтому, чтобы понять механизм страха, нам следует взглянуть на это чувство, так сказать, с противоположной стороны.

Привязанность к человеку всегда сопряжена с риском отторжения. Более того, как мы уже упоминали на примере детей, именно отказ от общения в ряде случаев является наиболее тяжелым наказанием. Взрослый человек подобное наверняка переживал не раз. Как известно, первая любовь, случающаяся в юношеском возрасте, редко заканчивается счастливо. Чаще всего это неразделенное чувство, которое требуется пережить молодому человеку. В итоге он может сохранить светлые воспоминания о предмете обожания или получить резко негативный опыт «отверженного». Естественно, после этого включаются защитные механизмы нашей психики. Их, как мы помним, всего два. Человек может «сбежать» – то есть прекратить общение с предметом воздыхания и запретить себе в будущем проявлять даже намек на влюбленность. Во втором варианте отношение меняется на диаметрально противоположное: любовь превращается в ненависть, а сама мысль о влюбленности вызывает отвращение. Конечно, со временем, как правило, душевные раны заживают, да и сам человек учится реагировать на неудачи не так болезненно. Однако основа его реакции остается, и ее не так сложно распознать при внимательном изучении.

Следующая ловушка любви известна под названием «розовые очки». Попадают в нее как мужчины, так и женщины, правда, механизмы несколько отличаются. В случае с мужчинами речь идет о создании иллюзорного образа возлюбленной в сознании. Под влиянием наших чувств мы обычно преувеличиваем достоинства другого человека и преуменьшаем недостатки. А когда речь идет о романтической фазе знакомства, некоторые недостатки мы попросту не успеваем распознать. Например, неприспособленность нашего будущего партнера к быту. Сегодня девушка, не умеющая готовить – не такая уж редкость. Однако редкого мужчину отпугнет этот факт в романтической стадии – ведь так здорово покупать пиццу на ужин и завтракать на следующий день сухими корочками, оставшимися от нее! Когда же речь идет о совместной жизни, консервы и лапша на ужин почему-то надоедают уже через пару недель. У мужчины могут возникнуть претензии, особенно если он воспитан в традиционном стиле и считает, что кухня – сугубо женская вотчина (иными словами, сам он тоже не умеет и не хочет готовить). И сложившийся в его сознании романтический образ дает первую трещину.

Что касается женщин, то они чаще страдают от иллюзий, будто мужчину можно изменить, «подогнав» его под свои вкусы. Беда в том, что женские запросы в отношении противоположного пола зачастую противоречат друг другу, сведения о правильном «воспитании» мужчин они получают из глянцевых журналов, а сами мужчины переделке в целом не поддаются. Однако, что нельзя подправить, всегда можно сломать. В итоге разочарованная бросает спутника со словами «Ты не такой, какого я полюбила».

В обоих случаях партнеры получают негативный опыт. Женщины опасаются, что следующий мужчина будет шпынять их за недостатки, мужчины будут ждать новых попыток их переделать или сломать в другую сторону.

Один из наиболее ярких признаков влюбленности – уязвимость. В том числе и для манипуляций с другой стороны. С таким явлением мы сталкиваемся достаточно часто. В этом случае влюбленного попросту используют. Как именно – зависит от фантазии и желания второго человека. Возможен, например, такой вариант отношений, когда воздыхателя «держат на коротком поводке», то есть не позволяют сблизиться, но и при этом не отвергают окончательно. В таком подходе особо искусны женщины, которые годами способны водить мужчин за нос. Причин для подобного поведения – бесконечное множество, начиная с банального удобства (хорошо ведь использовать для своих нужд бесплатного помощника) и заканчивая расчетливым «запасным вариантом» (на случай, если не удастся найти более выгодную партию для замужества). Однако подобная ситуация не всегда развивается так, как хотелось бы манипулятору. Жертва может однажды прислушаться к словам общих знакомых и взглянуть на отношения более пристально. «Поводок» может ослабнуть по каким-то причинам, влюбленный почувствует вкус свободы и оборвет его окончательно и так далее. В любом случае при разрыве отношений у человека надолго остается негативная ассоциация «влюбленный – значит, эксплуатируемый». Отсюда следует и страх перед отношениями с новым партнером.

Словом, причиной страха влюбленности всегда является негативный опыт. Неважно, собственный или заимствованный. Но делать такое заключение можно только в том случае, если причины, что называется, находятся на поверхности. В противном случае может оказаться, что страхом перед влюбленностью люди скрывают какие-то иные свои опасения.

Не будем забывать о том, что современный мир предоставляет большие возможности для людей, желающих жить в одиночестве. Социальные связи, необходимые некогда для выживания вида, уже не имеют той силы, что раньше. Еще относительно недавно – в ХХ веке – людям необходимы были друзья, которые могли бы выручить их деньгами или даже продуктами. После появления кредитных карт «десятка до зарплаты» перестала быть актуальной. Как следствие – отпала необходимость поддерживать отношения с некоторыми людьми. Более того, общение в виртуальном пространстве оказалось куда удобнее обычного. Говорить по скайпу проще, чем за столиком в кафе, переписываться легче, чем флиртовать с живым человеком. При этом всем перечисленным удобно заниматься одинокому человеку. Такого никто не оттащит от монитора, требуя внимания или хотя бы выноса мусора. Ему может не хватать душевного тепла – но зато он отдает себе отчет в том, что не требуется тратить деньги на чье-либо еще содержание… словом, современные условия жизни наиболее благоприятны для людей эгоистичного склада. Естественно, влюбленность для них – угроза существующему положению вещей. А значит, они будут ее избегать всеми возможными способами.

Где-то рядом с эгоистами обыкновенными стоят закоренелые холостяки обоего пола. У таких может быть множество друзей среди счастливых супружеских пар, но они держатся, подобно последней башне в осажденной крепости, невзирая на все попытки познакомить их с кем-либо. И холостяки могут отговариваться страхом влюбиться, но на деле, скорее всего, имеет место опять-таки своего рода расчет: привычная, устоявшаяся жизнь, где все понятно и комфортно, может быть разрушена вторжением другого человека. При этом ценность комфорта им известна – и она высока. А вот ценность вторгающегося – отнюдь не очевидна.

Словом, страх влюбиться как таковой не существует. В большинстве случаев речь идет об опасении быть отвергнутым, разочароваться в человеке, стать жертвой манипуляций и так далее. Главное, что в каждом случае требуется найти истинную причину страха. И как только она будет обнаружена – это станет первой половиной успеха.

Женское одиночество – один из вопросов, тесно связанных с понятием любви в современном мире. «Пора бы уже и замуж!» – эти слова с годами все чаще звучат в окружении свободных от сердечных привязанностей девушек. Но кажется, что им нет дела до поиска своей половины, ведь мир и без того полон самых интересных вещей. А потому призывы родственников-друзей остаются без ответа. Что же такое – одиночество привлекательной девушки?

Когда речь идет о проблемах одиночества, очень сложно избежать стремления к унификации: провести анализ наиболее часто встречающихся типов девушек и создать своего рода атлас наиболее часто встречающихся видов с их проблемами и способами решения затруднений. На деле мы чаще сталкиваемся с тем, что каждая одинокая женщина и девушка уникальна. А значит, и причины ее сложностей стоит искать в индивидуальном порядке. Хотя некоторые из встречающихся препятствий на пути к личному счастью мы все же попытаемся распознать. Тем более что не так уж редки в современном мире парадоксальные ситуации, когда умницы и красавицы остаются в одиночестве.

Итак, представим современную девушку, отличающуюся от глянцевых и анекдотных персонажей. В активе, наряду с высшим образованием и работой по специальности – хорошие способности к общению. Такая девушка быстро находит общий язык с людьми, легко поддерживает беседу на любую тему: если речь идет о ремонте автомобиля – она даже может дать дельный совет мужчинам, если разговор заходит об уходе за кожей и волосами – наготове опробованный на себе рецепт. При этом наша героиня не склонна блистать своими знаниями без нужды и не старается подавить или поразить окружающих широтой своего кругозора. Еще она способна на невинные сумасбродства вроде похода в горы небольшой группой или крещенского купания в проруби. При этом со вкусом одевается, следит за фигурой… Впрочем, достаточно – у нас и так получился образец женщины, к которому должна, по идее, выстроиться очередь из желающих попросить руку и сердце. Однако жизнь складывается так, что за все время на горизонте у героини не возникало ни одного человека, которого можно было бы, хоть с натяжкой, назвать поклонником. Никто не дарил цветы и не приглашал на свидание, так что эта часть жизни словно бы остается за горизонтом событий. В чем же причина?

Причины наших поступков порой имеют под собой достаточно простую основу. Хроническое одиночество при благоприятных внешних факторах можно с уверенностью назвать следствием ряда внутренних психических процессов. На первом месте может оказаться страх близости – как душевной, так и физической. При этом бесстрашие самой девушки, отчаянно сигающей в прорубь или карабкающейся на отвесные склоны, лишь подтверждает это предположение. Страх, который не осознается нашим разумом, тем не менее, влияет на наше поведение. Желание выказать свое пренебрежение реальными угрозами – один из защитных механизмов нашей психики. Правда, это – действие незрелой части нашего подсознания – того «Я», которое порой зовется «внутренним ребенком», или Ид по теории Зигмунда Фрейда. Вспомните свое поведение в детстве, когда вы хотели что-то оспорить. Вместо долгих рассуждений вы просто что-то делали. Доказывали свое бесстрашие, прыгая с мостика в воду, сидели в темной кладовке и лазали по крышам гаражей. Вырастая, мы подменяем детские, нелепые действия казалось бы обдуманными поступками. Которые, по сути, также скрывают наше внутреннее состояние. Ведь малыш, который храбро плавал, лазал и сидел в темноте, на самом деле боялся не темноты, высоты и воды, а змей и собак. Поэтому и выбирал для демонстрации именно те действия, которые позволяли ему показаться героем в глазах окружающих. Кстати, это работало. Точно так же боящийся темноты ребенок мог стать уже в глазах других героем, потому что смело подходил к лающему псу и спокойно кормил его с рук или хватал ужа за хвост.

Следующее препятствие, которое также может мешать серьезным отношениям – страх попасть в зависимость от другого человека. Для того, кто привык распоряжаться собой, любовные узы часто ассоциируются с потерей личной свободы. То есть, кажется, что с появлением спутника жизнь резко изменится: ради него придется отказаться от массы интересных дел. Альпинистке придется забыть горы, летчице – небо, рыбачке – удочки. Мир сузится до размеров двухкомнатной квартиры… да пусть даже трехэтажного особняка, но он точно станет меньше, чем сейчас. Это для иных людей равносильно смерти, причем мы не преувеличиваем. Ведь смерть, по сути, является, в первую очередь, потерей контроля над своим физическим телом. А уж так сложилось, что большая часть удовольствий и радостей в нашей жизни связаны именно с ним. Так что близкие отношения вполне могут подсознательно оцениваться как собственная гибель. И для того, чтобы шагнуть в эту пропасть, понадобится очень серьезное внешнее или внутреннее усилие. Однако глубинные страхи редко становятся предметом изучения. Тем более что работать с ними заочно сложнее, чем ставить диагноз по фотографии. Поэтому перейдем на более простые для анализа уровни сознания.

Чаще всего в подобных случаях поиск осложняющих жизнь обстоятельств начинается с анализа представления самой девушки о мужчине, с которым она хотела бы жить. И это – верный подход, поскольку в повседневной жизни мы довольно часто сталкиваемся с потребительским отношением девушек к потенциальным спутникам. Более того, иной раз ситуация доходит до абсурда. Так, например, один руководитель клуба знакомств рассказывал, что как-то только за день к нему обратилось три девушки с просьбой найти им спутника жизни, главным достоинством которого было владение не менее чем двумя торговыми точками. О том, что столько лавочников в этом небольшом, по сути, городе вряд ли найдется, девушки не подумали. Как, впрочем, и о том, что они не обязательно заинтересуют состоятельного мужчину.

Конечно, и наша абстрактная героиня – не идеал с точки зрения психологии отношений. У нее могут быть завышены требования к представителям противоположного пола. Например, она может считать, что претендент на ее симпатию обязательно должен быть ростом не ниже 190 сантиметров, только блондином с длинными волосами и ездить исключительно на Harley-Davidson Roadster последней модели. Эта мечта сродни ставшим стереотипным вздохам о принце на белом коне. С другой стороны, почему бы и нет? Странно было бы, если бы девушка мечтала о том, как подберет крепко выпившего мужчину под забором, отмоет, опохмелит и будет жить с ним долго и счастливо. Мужчины ведь, в свою очередь, тоже мечтают отнюдь не о серой посредственности – хотя здесь, конечно, не все однозначно. Однако об Анжелине Джоли явно мечтает больше представителей сильного пола, чем о какой-нибудь Мариванне из села Большой Имек. На первый взгляд кажется, что именно подобные представления мешают построить личное счастье.

Существует теория, согласно которой концентрация внимания именно на внешности (особенно в молодом возрасте), так сказать, смещает ориентиры. С одной стороны человек привыкает к тому, что красота – это обязательно набор ряда признаков. Например, накачанная мускулатура у мужчин и большая грудь у женщин. Причем к той же груди выдвигается ряд дополнительных требований, выполнить которые без хирургического вмешательства невозможно. С другой стороны, концентрация внимания именно на теле формирует у человека восприятие других именно с внешней стороны. А внешность со временем имеет свойство надоедать. Как следствие – тот, кто привык ориентироваться именно на телесные признаки, не только испытывает сложности с поиском своей половины, но и быстро разочаровывается в найденном, если он или она не соответствуют идеалам в его понимании. Но, не будем забывать, что это – теория, а значит, при всей ее обоснованности, она может быть ошибочна. Насколько же устойчивы образы идеальных спутников, которые формируются в девичьих мечтах?

Без сомнения, у каждой женщины существует ее персональный образчик мужчины, точнее даже эталон, с которым она сравнивает потенциальных претендентов. Чаще всего в его роли выступает отец. Правда, здесь стоит сделать оговорку: когда речь идет об отце, девушки используют в качестве измерительного прибора не реально существующего папу, а тот идеализированный (или демонизированный) облик, который сложился в их персональном восприятии еще в детстве. При этом основные качества, которыми обладал отец, являются само собой разумеющимися для потенциального спутника, причем в усиленном варианте. Папа любил в молодости погонять на мотоцикле – ухажер должен быть профессиональным гонщиком, не меньше. Папа умеет чинить розетки – поклонник должен уметь чинить и телевизоры, пылесосы, автомобили и вообще все, до чего сможет дотянуться. Происходит это в силу довольно распространенного, но чаще всего неосознанного женского желания получить лучшего мужчину из всех. Лучшим именно в заявленной девушкой сфере быть, действительно, очень сложно. Это – примерно как садиться играть, не зная, собственно, правил. А значит, потерпеть поражение придется в ста случаях их ста.

Тем не менее, реальный человек может превосходить надуманный образ в той сфере, о которой женщина и не подозревала. Речь, конечно, идет об отношении к ней самой. Как мы помним, одной из ведущих черт женщины является потребность во внимании к ней. Воображаемый персонаж по понятным причинам подарить ей внимание не может. А вот реальный человек в состоянии оказаться рядом в тот момент, когда в нем есть необходимость. Дальше же срабатывает женское мнение о том, что возлюбленный может, точнее должен, измениться со временем. Конечно, в этом случае есть риск попасть в ловушку уверенности. Как говорится, главная ошибка женщин в том, что они думают, будто мужчины изменятся. А главная ошибка мужчин в том, что они считают, будто женщины неизменны. Но именно эта обоюдоострая грань отношений демонстрирует нам то, что образ «принца» как раз – не самое главное. Девушка, в принципе, способна отказаться от созданного ею образа, если окажется, что реальный человек ей более симпатичен.

Кроме того, говоря о «принцах», мы обычно забываем, что, наряду с декларируемыми, существуют те качества, которые женщина не озвучивает, однако подразумевает. Например, способность к сопереживанию, готовность оказывать своей половине знаки внимания и заботы, умение делать комплименты и, конечно, желание радовать свою женщину. Последнее, как известно, вообще можно считать главной чертой любого мужчины. Таким образом, весь вопрос в том, насколько важны для девушки те внешние признаки потенциального поклонника, на которые она обращает особое внимание. Но, даже если этот фантом имеет достаточное влияние на девушку, разрушить его можно, обратившись именно ко второй, не озвучиваемой части списка требований к мужчинам. То есть, проиграв в открытом соревновании, мужчина может (иногда незаметно для себя) набрать очков в других, второстепенных испытаниях. И может статься, что именно эта масса будет иметь решающее значение. Тем не менее, девушки, подобные нашей героине, одиноки.

Дело в том, что в общении с ними мужчины могут испытывать сложности на нескольких уровнях. Первая ошибка, которую допускают некоторые представители сильного пола – отказ считать равную себе по силе и выносливости девушку представителем пола слабого, нуждающегося в заботе и внимании. Проще говоря, в кругу знакомых подобные девушки могут получить славу «своего парня», с которым можно попить пивка и рассказать пару скабрезных анекдотов. При этом высокие каблуки и глубокие вырезы ситуацию не исправят – они будут лишь поводом посмеяться над неудобством женской одежды. Естественно, никто не стремится «набирать очки» – мы проявляем заботу по отношению к симпатичным нам людям, но довольно ограниченно.

Вторая ошибка, а точнее беда современных мужчин – их избыточная женственность. В этом мы не виноваты, просто ситуация в современном мире такова, что в обычной жизни нам все реже требуется проявлять сугубо мужские качества – жесткость, силу, состязательность и стремление к превосходству. Все перечисленное – удел небольшого числа мужчин, которые находятся либо очень высоко, либо очень низко на социальной лестнице. От остальных же требуется терпимость, гибкость, способность искать компромисс – то есть преимущественно женские черты характера. В итоге мужчины в большинстве своем слегка «размякли» и с трудом надевают на себя шкуру охотника для того, чтобы очаровать понравившуюся девушку. А это необходимо, если требуется вступить в борьбу с фантомом, который создало женское воображение. Потому что как бы ни продвинулась эмансипация, большая часть женщин мечтает именно о мужчине. Пусть он и не демонстрирует ежедневно свои бойцовские и волевые качества, важна сама уверенность в том, что она выбрала того, кто может бороться с трудностями и с кем не страшны жизненные бури.

Третья мужская ошибка – переоценка способностей девушки. Если представительница слабого пола блещет знаниями в «неженских» сферах, это, как правило, становится сигналом для мужчин «я сама справлюсь с проблемами, ты мне не нужен». Для тех, кто привык действовать по стереотипным схемам, ожидая бурной реакции за свою способность нажать нужную кнопку на кофеварке или забитый гвоздь, перечень способов привлечения внимания девушек такого склада резко сужается. Однако кто сказал, что это – проблема девушки?

Четвертая ошибка мужчин – поспешное отступление, если их ухаживания не встречают ожидаемого отклика. Привлечь внимание девушки, подобной нашей героине, обычному мужчине может быть сложно. Особенно если он не обладает особыми внешними данными или, на первый взгляд, не производит впечатление яркой личности. В этом случае девушка может без должной серьезности отнестись к попыткам оказать ей внимание или вовсе не принять их как ухаживание. Реакция в таком случае может быть самой разнообразной. Например, в ответ на подаренный букет цветов мужчина может услышать смех – причем отнюдь не радостный. Или девушка недоуменно покрутит пальцем у виска и недоуменно пожмет плечами. Естественно, подобное отношение может навсегда отбить охоту оказывать ей знаки внимания. Еще бы, ведь самолюбие и так пострадало. Еще несколько попыток – и мужская самооценка упадет очень низко: мы ведь уязвимы для оценок тех людей, к которым испытываем теплые чувства. У мужчины же вполне может сработать инстинкт самосохранения, который уведет его подальше от возможной душевной травмы. Подобное действие кажется логичным: действительно, на свете немало девушек, которые готовы упасть в объятья только потому, что на них обратили внимание. Однако, если говорить о выборе спутницы жизни, легкая победа – отнюдь не гарантия долгих и счастливых отношений.

Что же касается самой девушки, то в ее отношениях с противоположным полом, в свою очередь, могут присутствовать свои ошибки. Первую можно условно назвать увлечением внешней стороной. Девушке (часто до определенного момента в жизни) интересно, в первую очередь, то, как ведут себя представители противоположного пола на людях. При этом ее мало интересует, как она сама может влиять на их поведение, как и то, насколько сильно отличается внешнее проявление, она же – роль или маска, от внутреннего состояния человека. Вызвано такое отношение несколькими факторами. Среди них – своего рода юношеский максимализм, стремление оценивать мир как «черный» или «белый» и уверенность в том, что роль человека полностью соответствует его истинному облику. То есть, можно сказать, что в этом случае девушка попадает в ловушку собственной искренности и представлений о том, что люди именно таковы, какими кажутся.

Вторая ошибка тесно связана с первой. Это стремление охватить своим вниманием как можно больше явлений окружающего мира. Мы не зря в самом начале нашего разговора отметили многочисленные увлечения некоторых девушек. Стремление жить активно, находить новые интересы и способы приложения сил можно только приветствовать. Ведь таким образом мы можем найти то занятие, которое нам наиболее интересно. Однако представьте человека, который пытается одновременно ехать на велосипеде по оживленной улице, слушать музыку, читать книгу и жонглировать тремя апельсинами. Да, некоторые из перечисленных действий под силу иным из людей, например цирковым артистам. В жизни же, отдавая свое внимание множеству объектов, мы не уделяем его ни одному. В таком случае мужчина оказывается лишь одной из интересующих вещей. Да, девушка может уделить ему некоторое время – но на равных с прочими вещами. Для привычных к распылению внимания людей это – норма. Однако в таком случае не идет речи о главной «добыче» мужчин – восхищении и массе положительных эмоций, которые влюбленная женщина буквально излучает.

Но не будем забывать, что женщины особо болезненно воспринимают свою «невостребованность». И, если мужчины достаточно успешно могут сублимировать нехватку внимания прекрасного пола, переключившись на творчество или другую созидательную деятельность, то для девушки со временем отсутствие «принца» может стать нешуточной трагедией. И здесь она может совершить третью ошибку – отказаться от поиска личного счастья. При этом средством от тоски, скорее всего, станет расширение списка хобби. Увлечения могут быть какими угодно – от приготовления замысловатых тортов до спасения диких леммингов. Однако круг знакомых может, напротив, сужаться или стать очень уж специфичным. То есть, в этом случае девушка сводит к минимуму вероятность своего знакомства с потенциальным спутником жизни.

Андрей КЕДРИН


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *