Четверг, Сентябрь 21, 2017

Погода в Абакане

Главная > Газета > Заповеди Блаженств

Заповеди Блаженств

Во времена Ветхого Завета Бог даровал Моисею десять заповедей нравственного закона, которые носили запретительно-повелительный характер, то есть имели статус закона, обязательного к исполнению. В Новом Завете Господь дает нам Заповеди Блаженств. О Новозаветном законе мы попросили рассказать протоиерея Геннадия ФАСТА, настоятеля Градо-Абаканского храма в честь святых равноапостольных Константина и Елены.

– Отец Геннадий, расскажите, что значат Заповеди Блаженств?

– Заповеди Блаженств составляют сердцевину духовно-нравственного учения Иисуса Христа, то есть всего христианства, Новозаветного учения. Почему они называются Заповедями Блаженств? Заповеди – это неточное наименование. Заповедь предполагает некий наказ, здесь его нет. Здесь нет повелений и запретов, здесь ничего не заповедано. Это принципиальное отличие. В Ветхом Завете действительно были заповеди. Они носили повелительный, а чаще запрещающий характер.

Бывает, иногда мы используем какой-то термин, хотя, по большому счету, он не очень-то уместен. Можно предложить называть их не заповедями, а как часто и называют (это не моя придумка) – просто Блаженства, Евангельские Блаженства.

– А почему «блаженства»?

– Блаженство – это счастье, но в духовном, Божественном содержании. Мы вот на Новый год, на день рождения желаем человеку счастья. Под счастьем имеется в виду хорошее здоровье, достижение каких-то успехов, каких-то радостей, то есть слово «счастье» в быту, в нашей речи – такого заземленного привкуса, характера.

А блаженство – это не земное счастье, а Божественное, небесное. Кстати, слово «счастье» гораздо выше, чем о нем думают. Что такое счастье? Это быть «с частью», иметь свою часть. Вот представляете: всем пирог дают, а вам нет, вашей части там нет. Приятного мало.

– Уже не счастье.

– Да, уже несчастье, то есть вы не с частью, вашей части там нет. Вот счастье – это когда ты имеешь в чем-то часть, а дальше только вопрос: в чем? Это может быть что-то такое примитивное, может быть земное, может быть и духовное, а может быть и Божественное.

Слово «блаженство» от слова «благой», а «благой» – это хороший, добрый в русском значении. Блаженны такие-то… Это значит – хорошо вот таким… То есть, видите – нет заповеди, а просто Христос говорит, что вот таким хорошо. Ну а не таким, соответственно, не очень хорошо или вообще не хорошо.

Слово «блаженство» многих смущает, потому, что «блаженный» в нашем представлении – вроде как придурковатый, ненормальный. Эта ассоциация тоже не случайна. В слове «блаженный» ничего придурковатого, конечно, нет, там слово «благой» – хороший, добрый. Человек, которому хорошо, очень счастливый человек. Бывает, не совсем умно выглядит и как-то выбивается из стройных рядов, шагающих путями депрессии, озлобления, энергии, активности и т. д. Блаженный живет не по мудрованию этого мира, он живет по законам Неба и на земле (где норма – грех) кажется немного ненормальным.

А поскольку блаженство – это духовное счастье, то если даже те, кто имеет земное счастье, выглядят не совсем нормально, то те, кто имеет духовное счастье, выглядят порой очень ненормально, и их действительно называли блаженными. Некоторые это свое счастье, по смирению, прикрывают, не афишируют. А если оно не прикрыто, если оно вовне, то вот такой человек называется «блаженным».

В Церкви есть Блаженный Василий Московский, Николай Блаженный и другие. Они выглядели вообще даже сумасшедшими, ненормальными. Они могли ходить почти нагими, могли ходить босиком по снегу. Они могли не иметь вообще никакого жилища, а спать неведомо в какой конуре. Они могли на паперти сидеть и в пост есть колбасу. То есть не только с точки зрения земной, а даже с точки зрения церковной добропорядочности они выбивались из строя.

Есть действительно ненормальные люди, которые все о чем я сейчас сказал, делают в связи с психическим заболеванием, такое тоже имеет место. А есть люди, которые уже по ту сторону некоторых земных условностей, по ту сторону земных представлений о счастье и о несчастье: тепло – значит хорошо, холодно – плохо. У блаженных не так. Эти люди даже где-то за пределами умно – глупо. Они не стараются поступать «умно». И где-то они даже за пределами: благочестивый или погрешительный. То, что ценно в этой жизни, в этом мире в представлениях людей, и порой даже благочестивых христиан, для блаженных, живущих уже действительно Царством Божиим, имеющих часть с Богом, становится не главным. Они уже за пределами этого.

– Я читаю Заповеди Блаженств, и вот странно – блаженны нищие духом, блаженны плачущие… Как могут быть счастливы такие?

– Ну да, вот представьте себе, что в 2015 году случилось такое необычное – приехал тот, кто знает секрет счастья. Собралось много народу. Понятно, люди ждут, что этот человек сейчас скажет. Может быть, что счастье – это учиться в Оксфорде, или счастье – это иметь свои виллы, дачи где-нибудь в Испании или в Полинезии и так далее. Каждый уже как-то про себя представляет, о чем будет идти речь, но вот он услышит того Странника, который к нам пришел с Небес, – Иисуса Христа. Он говорит: «Блаженны плачущие…» Нет, понятно, что блаженны радующиеся, а что хорошего плакать-то? Или: «Блаженны кроткие…» Кто смел – тот два съел, наглость – второе счастье. А где видно, что бы кроткие были счастливы? «Блаженны нищие духом…» – а это еще что такое? Ясно же, что блаженны богатые духом, а желательно, чтобы не только духом, а еще и в кармане что-то было. А еще говорит, «Блаженны голодные и жаждущие». Блаженны сытые, а эти-то почему? Они же остались без части, то есть они несчастны. Вот в этом парадоксальность Евангельских Блаженств.

– Объясните, пожалуйста, немного каждое Блаженство.

– Их девять. Многие размышлявшие над ними толкователи Евангелия находили в них неслучайную последовательность. Получается как некая лестница, которая идет с земли на небо, и вот девять ступеней. И как по лестнице небезопасно сразу вставать на вторую, уж не говоря на четвертую ступень, так и здесь есть последовательность. Она не столько хронологическая: 2 года я занимаюсь первым Блаженством, потом 2 года вторым, и через 18 лет я уже совсем блаженный. Не так, конечно, хотя хронологическая последовательность в какой-то степени тоже может иметь место. Речь о внутренней логике, о внутренней последовательности – что за чем следует.

Человек, в отличие от животного (которое тоже может быть счастливым – тепло, сытно, никто не кусает, оно тоже блаженствует) а человек, как существо разумное, как существо одухотворенное, имеющее духовную сущность в самом себе, соответственно и счастья ищет высшего. Вот об этом высшем счастье здесь и идет речь. «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». Это есть первая ступень. Все Блаженства состоят из трех частей, сначала «блаженны» – здесь они все одинаковы, потом – кто, а потом – что в результате.

– Кто такие «нищие духом»?

– Нищета многих стороной не обошла, что же в ней хорошего? Какое в ней счастье? Какую часть я могу приобрести через нищету? Какое блаженство?

Нищие духом. Второе слово «духом» – оно не столько поясняет, сколько, может быть, еще больше запутывает человека. Мы же стремимся к духовному богатству, никто же не хочет быть нищим духом, то есть человеком невоспитанным, некультурным, неумным и даже, с точки зрения христианской, не духовным. Скажи прихожанину: «Ты не духовный». Никто не воспримет как похвалу. Это есть порицание, даже унижение.

– Да, каждый стремится быть духовно богатым.

– Что такое «нищий духом»? Это головоломка, над ней размышляли, ее пытались разрешить. Один такой, может быть, неожиданно простой и буквальный способ: что нищий – это все-таки нищий, в прямом смысле слова. Почему человек бывает нищий? Бывает, по лени, бывает, по пьянке все пропил или по несчастью. Так вот Василий Великий говорит, что не такие нищие, а нищие духом, то есть те, кто отказался от материальных благ ради духовного совершенства. Вот если ты просто голодный, то вряд ли ты от этого счастлив, но если ты отказываешься от пищи ради духовного совершенства, это уже называется не голод, а пост. А это уже счастье, это уже блаженство. Если ты просто раздетый, то ты несчастлив, ты думаешь, как бы найти одежду. А если ты отказался сначала от богатой одежды, а потом, может быть, и от небогатой тоже, то ты нищий духом – по духовным соображениям ты отказываешься. Вот человек, который становится материально нищим по духовным соображениям, – он блажен. В этом нашем земном царстве – государстве – он нищий, а вот в Царстве Небесном – там он богатый.

Поэтому и сказано: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». И здесь не столько речь идет о загробном воздаянии: «Ладно, сейчас потерпим, потом нам Бог воздаст». Царство Небесное, Господь говорит, «…внутрь вас есть…» То есть речь идет о внутреннем воздаянии, внутри тебя будет Царство Божие. А то можно быть богатым, а внутри тебя все что хочешь: злоба, зависть к тому, кто еще богаче, уныние, депрессия, все это среди богатых людей сколько угодно бывает. Поэтому, если мы хотим, чтобы внутри нас было Царство Божие, то для этого надо немного обнищать. Не по лени, не по глупости, не по пьянке, а духом.

– Совершенно осознанно?

– Да, совершенно осознанно, из духовных соображений. Уметь жить воздержанно. Воздержание (умеренность) еще во времена античности считалось одной из четырех добродетелей.

Есть и другое понимание «нищих духом». Это не когда духом обнищал, а действительно нищий духом. А это как? У людей вера для того и существует чтобы быть богатым духом. Иоанн Златоуст нам поясняет, что речь идет о смиренномудрии, то есть, что бы осознать свою духовную нищету. Самая большая и страшная болячка, которая есть у всех людей, – это гордыня. И основная причина нашего несчастья – это гордыня. Не то, что кто-то нас обидел, или чего-то нам не хватает, или что-то у нас не получилось, не это, а наша гордыня. Не будь гордыни, и никакие лишения не приведут к несчастью. А гордыня – даже если нас никто и никак не обделил, мы все равно несчастны. Гордый человек не бывает удовлетворенным ничем и никем, и счастливым он быть не может, не то что блаженным. Человек, который себя видит человеком порядочным, нравственным, возвышенным, умным – несчастный человек. Вот когда он осознает свою духовную нищету – это начало пути к блаженству и к счастью. Именно с этого надо начать.

Христос говорит: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя…», а потом уже: «…и возьми крест свой, и следуй за Мною…» Отвергнись себя. А пока ты еще, как с торбой, носишься с собой любимым, никакого следования за Христом нет. Все начинается с осознания своей нищеты духовной, смиренномудрия, того, что ты нищ пред Богом.

Что делает нищий? Он просит, и есть такая христианская молитва: «Подай, Господи». Это же буквально то, что делают нищие. Есть такая просительная ектения, там верующие на каждое прошение, которое возглашается диаконом, произносят слова: «Подай, Господи». То есть мы просим у Господа милости и даже милостыни. А до тех пор, пока мы к Господу идем за зарплатой, за заслуженными дарами, за заслуженным признанием, за заслуженным спасением, никакого блаженства и счастья еще нет. Когда же мы духовно обнищаем, тогда мы начнем, как нищие, просить, осознавая свою нищету, вот тогда начало счастья. На этом стоит православие, что все начинается со смирения. Смирение – это начальный шаг, этап, это первое блаженство. Как только человек внутренне смирился, он впервые приобщился к счастью, обрел часть с Богом. Он впервые в душе ощутил небо-блаженство.

Беседовала Любовь КРАСНОВА

(Продолжение следует)


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *