Среда, Декабрь 12, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > История преображения Абакана

История преображения Абакана

3 марта 80-летний юбилей отметил видный государственный, научный и общественный деятель Хакасии Владислав ТОРОСОВ. Перечислять все должности, награды и достижения Владислава Михайловича можно долго, но наиболее важной для нашего издания факт, – юбиляр является почетным гражданином города Абакана. Всего такого высокого признания за сорок с лишним лет со времени введения данного звания удостоены лишь двенадцать человек. Владислав Михайлович стоял у руля города Абакана более пятнадцати лет. О том, чем запомнилось юбиляру указанное время, а также о других важных вехах жизненного пути – в нашей беседе с Владиславом Торосовым.

– Владислав Михайлович, традиционно юбилеи – время подведения итогов. Вспоминая прожитые годы, что бы вы отнесли к своим достижениям, успехам, а где, возможно, были и ошибки?

– Мне посчастливилось прожить яркую, насыщенную жизнь: она всегда была полна интересных событий, встреч, мне доводилось решать глобальные, важные для множества людей задачи. Естественно, ошибок было немало – а куда без них? Как говорится в известной пословице, не ошибается только тот, кто ничего не делает. Трудовую деятельность начинал горным мастером в геолого-разведочных экспедициях по Читинской области, служил на Тихоокеанском флоте, позже работал инженером по тоннелестроению на строительстве железной дороги Абакан–Тайшет. Потом на протяжении пятнадцати лет работал в руководстве города Абакана: сначала вторым секретарем Абаканского горкома КПСС, председателем Абаканского горисполкома Совета народных депутатов, первым секретарем Абаканского горкома КПСС. Позже перешел в облисполком, работал в руководстве Республики Хакасия. Всегда, на протяжении всего жизненного пути, загрузка была максимальной, но зато сегодня, по итогам всей моей трудовой деятельности, есть чувство удовлетворенности: мне удалось решить определенные проблемы населения, достичь каких-то результатов для города Абакана, Хакасии в целом.

Если вспоминать годы работы в Абакане, то назову лишь некоторые решенные вопросы. В 1970-е годы в городе была острая проблема с отоплением. В Абакане работало 150 котельных, в отопительный сезон каждую ночь на одной из этих 150 котельных непременно случалось какое-нибудь чрезвычайное происшествие. Приходилось оперативно заниматься ликвидацией аварии, поднимать множество людей. И такая ситуация продолжалась до тех пор, пока по линии Абаканвагонмаша не построили ТЭЦ, к которой и подключили отопление практически всего города. Большую помощь в решении вопроса строительства Абаканской ТЭЦ оказал новый на тот момент первый секретарь Хакасского обкома КПСС Евгений Елисеев.

Еще одна городская проблема – ветхий стадион. Он был построен еще в 1930-е годы, весь стоял практически на разрушенных подпорках. Каждый праздник, особенно на 9 Мая, когда на стадионе собиралось много людей, мы переживали, выдержат ли трибуны? Пришлось активно решать вопрос строительства нового современного стадиона – в этом нам огромную помощь оказал опять-таки новый первый секретарь Хакасского обкома КПСС Виктор Плисов.

Большую работу в 1970– 1980-е мы проводили и по озеленению города. Если центр озеленили наши предшественники, то мы довели эту работу до новых на то время микрорайонов по проспекту Дружбы Народов, 4-го микрорайона. Каждому предприятию в городе доводился план: высадить столько-то деревьев, и вот посмотрите, каким зеленым стал наш город! Сегодня городские власти продолжают эту работу, украшая наш любимый Абакан и далее.

В конце 1970-х годов в Абакане была тяжелейшая проблема с общественным транспортом. В городе со 140- тысячным населением был весьма ограниченный парк автобусов – всего порядка 150 автобусов. Причем с весны по осень практически ежедневно порядка ста автобусов снимались на разного рода сельхозработы по области (то посадка, то прополка, потом сбор урожая и т. д.). В такие дни движение в городе просто останавливалось, нужно было как-то решать эту проблему с транспортным коллапсом. Мы решили, что нам нужен общественный транспорт, в прямом смысле слова привязанный к городу, чтобы его нельзя было забрать у нас на сельхозработы в районы, так возникла идея организации троллейбусного движения. Но оказалось, что по нормативам, по численности населения, нашему городу троллейбусы не положены. Пришлось всячески лоббировать данный вопрос, в итоге все решилось в нашу пользу. Практически всем городом подключились к строительству троллейбусных линий: каждое предприятие было ответственно за определенный участок, один коллектив прокладывал кабели, второй устанавливал столбы, третий отвечал за заготовку и крепление кронштейнов и т. д. Так общими усилиями всех трудовых коллективов города в 1981 году мы запустили первый троллейбус.

Обустроили мы в свое время и городскую зону отдыха – горожанам ведь требовалось место для отдыха, причем куда бы не требовалось долго добираться. Построили мы и новое здание для психдиспансера, скорой помощи, спецприемника для несовершеннолетних и т. д. Одним словом, были жизненно важные для горожан проблемы – мы старались их решать.

– Ранее, во время нашей беседы к вашему 75-летнему юбилею, вы отмечали, что вообще мечтали о профессии летчика. А как горный инженер, строитель трассы мужества Абакан –Тайшет, вообще оказался на руководящих постах? В какой момент вы осознали, что можете взять на себя ответственность в принятии решений, от которых зависит жизнь целого города, а в последствии и республики?

– Перед армией я пытался поступить в летное училище в Читинской области. Однако, как сына репрессированного, меня в училище не пропустили. После службы в армии, уже работая на строительстве железной дороги Абакан–Тайшет, в 1962-1963 годах я решил вступить в партию – на тот момент все мои знакомые ребята уже были в партии. Это было время хрущевской оттепели, все запреты для членов семей репрессированных были сняты. Так я был принят в члены КПСС.

Позже в Хакасии была создана специальная экономическая лаборатория, которая занималась разработкой генеральной схемы развития Саянского территориально-производственного комплекса. В данной лаборатории я проработал два года, пройдя путь от младшего научного сотрудника до руководителя группы. Однажды меня, как научного сотрудника, пригласили прочитать лекцию на партийном семинаре по перспективам развития Хакасской автономной области. После лекции первый секретарь обкома КПСС вызвал меня к себе и предложил работу инструктора промышленно-транспортного отдела Хакасского обкома КПСС. Так получилось, что я свернул на путь партийной работы. Позже мне предложили поехать учиться в Высшей партийной школе, но меня это мало привлекало. Мне всегда нравилась исследовательская работа, а потому я решил поступать в Академию общественных наук при ЦК КПСС в Москве. Поступил, по окончании обучения защитил диссертацию, получив степень кандидата экономических наук.

Когда вернулся в Абакан в 1972 году, меня назначили вторым секретарем Абаканского горкома КПСС – так началась моя хозяйственная деятельность. Городом пришлось заниматься основательно, так как проблем было много. Самая главная трудность – отсутствие товаров народного потребления, продовольствия. В городе ежедневно можно было увидеть очереди за молоком, другими продуктами, были перебои с поставками мяса, мясной продукции…

– Хотя все эти продукты в Хакасии производились, в Абакане был дефицит?

– Хакасия-то производила, а вот Красноярский край многое забирал. Например, в Хакасской автономной области производилось примерно 75 кг мяса на душу населения в год, а краевые власти нам оставляли лишь по 20–30 кг, остальное все забиралось. Так что продовольственная проблема в городе была очень острая, особенно это бросалось мне в глаза после зарубежных поездок в западные страны.

– В советское время вы путешествовали по западным странам? Как так у вас получалось?

– Я вообще в жизни много путешествовал, в советское время меня сначала выпускали в страны соцлагеря, а позже я много ездил и по западным странам. Часто меня назначали руководителем туристических групп. За годы работы в Абакане мне довелось побывать в 27 странах Европы, и из каждой командировки я привозил что-то ценное, интересное для города.

– Понятно, что людям можно привезти из поездки сувениры, а что можно привезти для города?

– Очень многое, начиная с самого простого. Например, стелы на въезде в город в виде надписи Абакан – копии со стел Риги. Увидев такие стелы в Риге, я измерил размер букв с помощью спичечного коробка (просто ничего другого под рукой не оказалось), а потом в Абакане мы сделали такие же, но уже с названием нашего города. Еще в столице одной из Балканских стран мне очень понравился герб этого города: одним из центральных его элементов был цветок розы как символ процветания. Я еще подумал, что так ведь можно брать любой местный цветок и размещать его на герб города. Вернувшись в Абакан, мы объявили конкурс на лучший проект городского герба. Тогдашний главный архитектор города Анатолий Балтыжаков предложил проект, на котором были цветок жарка и наши каменные изваяния.

В Югославии, на побережье Адриатического моря, мне понравились железобетонные ограждения территории пляжа в виде морских волн – так же мы огородили нашу Абаканскую зону отдыха, до сих пор в некоторых местах элементы наших стен сохранились. Те же круговые дорожные развязки я подсмотрел в Ленинграде – так мне понравилось это инженерное решение. У нас тогда в Абакане перекрестки все были обычные, где со светофором, а где и без, аварий было много. А с введением кольцевых развязок ситуация улучшилась. Много чего из городского благоустройства я подсмотрел во время поездок. Это ведь сегодня благодаря Интернету любой город мира можно посмотреть, не выезжая из родного города, а тогда можно было лишь ездить и отбирать что-то интересное для нашего Абакана.

– Владислав Михайлович, Абаканом вы руководили пусть и в непростое, но все же стабильное время до середины 1980-х годов в стране ведь отмечался экономический рост. Хакасией рулить вам довелось в сложные перестроечные времена, а потом и вовсе в период становления новой независимой России. Не страшно было? Какие задачи ставили перед собой?

– В конце 1980-х годов у руководства Хакасской автономной области главной задачей было повышение статуса до республики и отделение от Красноярского края. Ведь автономная область не имела практически никаких прав, мы не имели права самостоятельно составлять даже годовые планы развития. Не могли мы проявлять и самостоятельность, инициативу и в решении наших областных проблем – и с этой ситуацией мы смириться не могли.

Самым тяжелым периодом для меня как руководителя было время, когда в стране началась шоковая терапия, переход на рыночные отношения. Хакасия получила статус республики, однако еще не было толком органов управления, кадры не готовы, а тут надо такие серьезные проблемы решать. Но мы выкарабкались, смогли удержать республику, старались решать проблемы населения. Мы добились разрешения руководства страны обменивать производимую в Хакасии продукцию на продукты питания. Так, мы обменивали алюминий на сливочное масло. А почему в Хакасии сложилась ситуация, когда в регионе дефицит молочной продукции? В свое время при строительстве Черногорского камвольно-суконного комбината нам пришла директива массово сокращать поголовье крупного рогатого скота и наращивать поголовье овец, чтобы обеспечить сырьем новый комбинат. В итоге обеспечение населения Хакасии молочной продукцией закрепили за Рязанской областью. Так, лет пятнадцать Рязанская область и поставляла нам сливочное масло и сыры. В общем, в 1990-е годы проблему обеспечения населения продуктами питания мы решали с помощью бартера.

– А как пришла идея введения суррогатных денег – «катановок»? Насколько я знаю, такого больше ни в одном другом регионе страны не было – своих, республиканских денег…

– СССР распался, распались и экономические связи между предприятиями, прекратились все платежи. Соответственно, существенно сократились и поступления в бюджет республики. Мы долго думали, как решить проблему выплат пенсий и пособий, ведь людям просто не на что покупать продукты питания. Молодцы женщины из нашего Министерства социальной политики – именно они предложили ввести свои суррогатные деньги, чтобы пенсионеры могли хотя бы покупать продукты питания. По сути, это было нарушение федерального законодательства, мы прославились на всю страну: как так свои региональные деньги? Такого, действительно, больше не было ни в одном субъекте. Главное, мы сняли социальное напряжение, пенсионеры смогли начать рассчитываться за коммуналку, совершать покупки – платежи пошли. Так что нам удалось выйти из сложной ситуации.

– Владислав Михайлович, как экономист, опытный управленец, с высоты сегодняшнего дня как считаете, Хакасия выиграла от приобретения статуса республики и отделения от большого и мощного в экономическом плане соседа? Сегодня нередко можно услышать, что все, чего удалось Хакасии в статусе республики, так это невиданно раздуть штаты чиновников? Мол, в составе большого субъекта экономика Хакасии развивалась бы активней?

– От отделения от Красноярского края Хакасия, безусловно, выиграла. Так, сразу же после выхода Хакасии из состава края только за счет самостоятельного бюджета у нас в два раза увеличилась бюджетная обеспеченность в расчете на душу населения. То, что мы решили развиваться самостоятельно, а не в составе края, было правильным решением. Краевые власти сначала крайне ревниво отнеслись к выходу автономной области и ввели по отношению к Хакасии ряд ограничительных мер по поставкам товаров народного потребления. Так, нам ограничили поставки продукции Канской хлопчатобумажной фабрики, были ограничены поставки бурого угля, необходимого для Абаканской ТЭЦ и т. д. На что мы краевым властям отвечали, что в ответ снизим поставки для населения юга края каменного угля, продукции камвольно-суконного комбината – и кто от этого выиграет? Так после ряда совещаний вопрос межсубъектных санкций был снят.

– Сегодня вы возглавляете республиканский Совет старейшин хакасского народа. В свое время, когда вы были во главе исполнительной власти республики, как складывались отношения с лидерами национального движения? Все ли чаяния, предложения и требования активистов находили у вас понимание?

– В «Чон чоби» были в основном представители творческой интеллигенции, и практически не было людей, имеющих управленческий опыт, опыт экономической деятельности. Поэтому на первоначальном этапе у лидеров национального движения не было четкого представления, как решать поднимаемые ими проблемы. Безусловно, в деле поднятия национального самосознания, донесения до власти проблем хакасского народа в тот момент времени было сделано многое. Совет старейшин хакасского народа возродился при Алексее Федоровиче Трошкине, организация заработала в полную силу, занялась решением конкретных проблем хакасского народа.

Мы возродили древнюю традицию хакасов – передачу детей-сирот на воспитание в семьи родов. По инициативе Совета старейшин из музея на историческое место была возвращена «Улуг хуртуях тас». Совет старейшин ввел в республике почетное звание и нагрудный знак «Человек года», общественный орден «За благие дела», «Орден Алыпа», орден «Гордость рода». Также мы инициировали создание мемориального комплекса на горе Самохвал «Павшим за Отечество». По инициативе Совета старейшин укреплена материальная база Хакасского книжного издательства, восстановлен выпуск журналов «Инесай» и «Тигір хуры» на хакасском языке и учебников по хакасскому языку и хакасской литературе для школ республики.

– Владислав Михайлович, профессиональных достижений – на каком бы поприще вы ни работали – у вас много. Можете ли вы себя назвать счастливым человеком?

– Задам встречный вопрос: а что такое счастье? Для меня счастье – это когда у человека исполнены все жизненно важные для него потребности, он реализовал свой потенциал, у него есть семья как надежный тыл, дети радуют своими успехами. Счастье – это такое состояние, когда ты испытываешь душевный комфорт и наслаждение от исполненного, реализованного. В этом плане я – счастливый человек.

Ольга КАРАЧАКОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *