Вторник, Август 22, 2017

Погода в Абакане

Главная > Газета > Мечта «хакасского Страдивари»

Мечта «хакасского Страдивари»

Музыкальная традиция является неотъемлемой частью культурного наследия любого народа. Это не просто искусство, которое помогало нашим предкам реализовать свои эстетические потребности, а полноценная реальность, в которой зашифровано все богатство восприятия мира, истории и духовной жизни.

Хакасская музыка еще более многозначна и богата, поскольку у древних жителей Минусинской котловины и близлежащих территорий она была главным элементом – хакасы не танцевали, но пели, аккомпанируя себе, а сказители напевно рассказывали эпические сказания о богатырях и богах, духах и тех событиях истории, которые отразились в народной памяти. В хакасской музыкальной традиции как в зеркале проявляется вся непростая история народа, наполненная войнами, героическими деяниями и обычными трудностями.

Естественно, в такой ситуации все, что связано с музыкой, приобретает особое значение. Хакасские народные инструменты разнообразны и обладают не только практическим, но и символическим значением. Каждый из них считался даром духов, которые с помощью музыки передавали свои послания людям. Одним из таких важных инструментов, который, по свидетельству этнографа П.Е. Островских, в конце XIX века был «в каждой качинской юрте» (Островских П.Е. Этнографические заметки о тюрках Минусинского края // Живая старина. Вып. III—IV. СПб, 1895), является хомыс. Этот двух– и (реже) трехструнный щипковый инструмент, изготовлявшийся из дерева, кожи и конского волоса, относится учеными по типу и форме к лютне. Про него существует красивая легенда. Однажды два охотника или, по другой версии сказания, два богатыря решили устроить соревнование, чтобы узнать, кто из них более ловкий и умелый. Они решили построить мост через реку, и победит тот, кто первым дойдет до его середины. В награду победителю были положены охотничьи угодья проигравшего. В процессе работы охотники условились не разговаривать. В разгар соревнования вдруг из ниоткуда послышались звуки чудесного пения. Обернувшись, охотники увидели прекрасную девушку, которая пела, аккомпанируя себе на волшебном инструменте. Охотники спросили ее: «Кто ты?», но она рассмеялась, повернулась и ударом о скалу разбила свой инструмент, после чего исчезла. Про соревнование охотники тут же забыли – они бросились восстанавливать музыкальный инструмент по оставшимся следам в камне. Так родился хомыс.

Эту легенду мне рассказал Петр Яковлевич ТОПОЕВ, которого журналисты прозвали «хакасским Страдивари». Он является мастером-изготовителем народных инструментов, а также большим знатоком хакасского фольклора, который, по его словам, очень помог ему в воскрешении традиций изготовления инструментов.

– Вы руководствуетесь легендами, когда создаете инструменты?

Я вам отвечу так:

Тело мое – из земли,

Корни мои – это корни деревьев,

Кости мои – из камней,

Кровь – это живая вода,

Дух – с неба,

Волосы – это трава,

Мысли – от ветра,

Глаза – лучи солнца.

По представлениям хакасов, то, что я вам описал, и есть человек. Его душа пришла с неба, как и все музыкальные инструменты. У хакасов считается, что хомыс, хобырах, шор, ыых, чатхан – все они явились как дар от духов.

Мы много ездили по Хакасии, по соседним регионам, собирали сказания, мифы, легенды. Ведь когда-то здесь был большой каганат – от Казахстана и до Байкала!.. Но кроме мифологии мы руководствовались и внезапными озарениями. Однажды зимой, когда мы ездили по деревням, я очень сильно замерз. И неожиданно в тот момент мне захотелось поиграть на хомысе, он как раз был со мной. Сижу, перебираю струны, и тут по животу тепло пошло. Ощущение, как будто с мороза зашел домой и вкусно поел – сладкая истома по всему телу. Я три года думал, что бы это значило! Выяснилось, что с обратной стороны инструмента есть специальное отверстие, которое находится прямо напротив пупка. Наши предки считали, что через него душа входит в хомыс и поет. И когда человеку плохо, инструмент дает ему силы. Таким образом, хомыс – это своеобразный физиотерапевтический прибор для лечения. А мы считали, что это просто технологическое отверстие! У нас в производстве требуется знать философию, старые сказания, чтобы лучше понимать инструменты.

Впрочем, кроме философии и фольклора, вдобавок к золотым рукам мастера изготовления народных инструментов обладают огромным запасом веры в свое дело и терпением. Возрождение и реконструкция традиционных музыкальных инструментов были отнюдь не легким процессом, ведь к 30-м годам XX века хакасские традиционные хомыс, чатхан, хобырах и многие другие виды инструментов были вытеснены промышленно изготовленными балалайками, гармонями и прочими подобными изделиями. Только в 70-е годы начался процесс возрождения традиции, но и он шел весьма неоднозначно. Сначала мастера пытались делать хакасские инструменты по образцу промышленно изготовляемых изделий, но это не пользовалось особой популярностью. Только спустя долгий промежуток времени возникла идея возврата к традиционным материалам, которые вернули не только древнее звучание, но и интерес к наследию предков. Вот что рассказывает Петр Яковлевич Топоев:

– Мы решили с Сергеем Трофимовичем Чарковым поменять подход. Попытались представить, как делал бы инструмент наш предок. В горах есть дерево, животные: все под рукой. Мы отдали предпочтение конскому волосу, жилам, высушенным жеваным кишкам. Они по натяжке слабее, мягче – играть проще. Народ заинтересовался.

Сейчас большинство хакасских народных ансамблей пользуется именно такими инструментами. Известный по всему миру ансамбль «Улгер» полностью перешел на плоды трудов Петра Топоева, а благодаря деятельности первого состава объединения «Айланыс» традиционные хакасские инструменты появились в образовательных учреждениях по всему региону. На базе ХГУ даже появилась своя лаборатория, в рамках которой студенты могут на практике приобщиться к работе по воссозданию традиционных хакасских инструментов.

Сам Петр Яковлевич живет и работает в Абакане, куда за его творениями съезжаются артисты со всего мира. Каждый хомыс из его мастерской – это произведение искусства, не только прекрасно изготовленное, но и украшенное изумительными сюжетами из мифологии и культуры хакасов. Каждая гравировка или рисунок являются уникальными, поскольку их авторы не просто фиксируют в художественной форме сюжеты фольклора, но, подчиняясь сложно объяснимым озарениям, стараются выразить свои самые глубокие чувства в работе.

– Читая богатырские сказания в детстве, я видел наяву картинки из них. Все эти богатыри, сражения, действия… Потом персонажей из этих сказаний я узнал в иллюстрациях к этим книгам. Я говорю: «Как вы иллюстрируете богатырские сказания?» Он ответил: «Я читаю рукопись и по тем образам, представлениям, которые у меня возникают, рисую иллюстрации, ничего не выдумывая». Это Виталий Николаевич Кызласов. Сейчас он стал хорошим художником-графиком. Те, кто приходил в нашу мастерскую, рассказывали про какого-то художника, молодого человека. Я говорю: «Приведите его ко мне». Оказалось, это мой родственник. Не имел никакого образования художественного, просто от души рисовал. Посредством таких людей мы и восстанавливаем музыкальные инструменты., – замечает Петр Яковлевич.

Впрочем, любой процесс, связанный с творчеством, не может быть завершен. В плане современности традиционные хакасские музыкальные инструменты встречаются с проблемами, которые были совершенно нехарактерны для времени их широкого распространения. Так, по звучанию все они камерные, рассчитанные на игру в маленьком помещении – к примеру юрте с аудиторией максимум в 25–30 человек. Сейчас хакасские ансамбли выступают перед многотысячными аудиториями по всему миру, и артисты буквально осаждают мастеров с просьбами и требованиями как-то решить вопрос: сохранить прежнее, традиционное звучание и в то же время адаптировать его к современным условиям. Таким образом, мастера постоянно совершенствуют свои изделия, находясь в поиске новых решений.

Кстати, у каждого из них есть мечта, такая, которая определяет жизненный путь человека на долгие годы. Петр Яковлевич поделился своей:

–Однажды я посмотрел фильм «Парфюмер», а позже в тот же день мне приснился сон, как будто я стою за кулисами и смотрю на выступление артиста. Молодой парень в национальной одежде играет на хомысе перед полным залом. Люди сидят напряженно, не двигаются, все слушают и смотрят, как он исполняет нашу музыку. И в воздухе разливается аромат любви, прямо чувствуется ее энергия. С тех пор я ищу комбинацию артиста и инструмента – две части одного целого, которые смогут пробудить в людях подлинное чувство – Любовь с большой буквы.

Илья ЕЛИСЕЕВ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *