Суббота, Ноябрь 17, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Вся правда о родах: откровения молодой мамы

Вся правда о родах: откровения молодой мамы

Помните старый анекдот: «Здравствуй, мама! Пишу тебе из горящего танка…» Примерно то же самое хочется написать всем дорогим друзьям и родственникам, которые требуют непременного отчета обо всех твоих переживаниях в самый разгар предродовых схваток.

Но не будем забегать вперед. Что такое роды? Нет, не с точки зрения физиологии, акушерства и гинекологии. Это и так понятно.
Подготовка к ним начинается задолго до действительного появления на свет виновника (или виновницы) торжества. После проведения теста на «да» или «нет», в пользу «да», у женщины появляется дополнительная опция «будущая мать». И здесь дорожки БМ (будущих матерей) расходятся. У кого-то проявляется скрытый инстинкт манипуляции мужем и родственниками (типа улиток в горчице под клубничным мороженым), кто-то переходит в ряды перфекционисток и тщательно планирует каждый пунктик своих будущих родов, подгоняя всю окружающую действительность под этот волшебный список. Но всех их объединяет одно волшебное действо: поход в женскую консультацию. В Абакане встать на учет достаточно просто (а все мы понимаем, что это сделать жизненно необходимо, и даже не ради дальнейшего поощрения в виде прибавки к пособию, хотя об этом мы писали раньше). Отстояла очередь, ответила на массу вопросов – и наконец тебя государство признает официально беременной. Женщина меняется одномоментно. Ах, эта осанка, эта походка слегка вразвалочку! Это презрительное «фи» мужчине, не уступившему место в общественном транспорте. Или наоборот, стараясь не вылететь на обочину жизни, женщина старается охватить сотню дел одновременно, чтобы успеть подготовить к рождению своего чадушка всего и побольше, успевая при этом не упускать из виду и тренинги, и йогу для беременных, и кулинарные курсы для них же.
А в доме уже царит суматоха и хаос. На кухне прибавление: соковыжималки, пароварки, блендеры – а как же, нужно же будет потом готовить пюрешки, не магазинными же травить ребенка!) Только здоровье! Только хардкор!
Чем ближе ПДР (предполагаемая дата родов), тем больше хлопот: занавесочки в детскую, бортики на кроватку, мобили, погремушечки и прочие пылесборники. Да, надо еще вышитую метрику и объемные буквы не забыть заказать!
За здоровьем тоже пристальное внимание. Одни только баночки с анализами перед каждой явкой чего стоят. На дворе 21 век, космические просторы бороздят сверхультра-нанотехнологии, а до половины девятого утра ручеек будущих отцов стекается к заветному столику с баночками. Хотя, зря я так о них – это суровая необходимость, и ее надо блюсти.
БМ читает отзывы о роддомах, о тренировочных схватках, о первых признаках приближающихся родов. Но все равно у большинства они наступают неожиданно.
Хотите из первых уст?
Со второй дочкой я тоже готовилась издалека и всерьез. В знаковый вечер ничто не предвещало ничего. Я поставила вариться мясо на завтрашний борщ (завтрашний борщ намного вкуснее сегодняшнего, это все знают) и спокойно уселась читать какую-то очередную лабуду в журнале для БМ. Тишина и покой, все спят, на дворе лето и погода прекрасная. То лето в Абакане выдалось на редкость жарким, поэтому я большую часть времени проводила на свежем воздухе, выгуливая себя на балконе. Привычные тренировочные схватки становились чуть чаще, но я списывала это на летнюю духоту. Поставив мяско на режим медленной готовки, с чистой совестью улеглась спать. Проснулась в полночь, неожиданно осознав, что почиваю в луже. «Дожила…» – промелькнуло в голове. Потихоньку встала, проследовала в ванную и начала неспешно приводить себя в порядок. Ну, кто рожал, тот знает, чем нужно накануне себя побаловать. Между тем «хватало» все чаще и чаще. «Тревожный» мешок был давно готов, и я спокойно разбудила мужа. Почему-то мне не хотелось его особо беспокоить. Мне казалось, что все пройдет само собой. Но мужу это спокойствие, увы, не передалось. Нет, что греха таить, он старался быть адекватным и собранным. Но надетые задом наперед джинсы утверждали обратное. «Скорая» нам ответила что раз мы не рожаем «прям вот так», можно прибыть и своим путем. Слава таксисту, который не отказался везти в роддом женщину, которая уже была готова своими слабенькими ручками вживую содрать обшивку его салона. В приемном покое Абаканского роддома нас приняли как родных. Началось рутинное заполнение документов, но откровенные вопросы вроде «сколько лет супругу» ставили в надежный тупик. Свой номер телефона он диктовал уже сам, отчаянно заикаясь. Ему казалось, что все происходит слишком долго и мной никто не хочет заниматься и рожу прямо вот здесь на бетонный пол.
Специально обученные женщины меня переодели во все казенное (до сих пор не понимаю, зачем в обменную карту встеплериваются списки необходимого?), совершили умывательно-клизменный ритуал и повели в предродовую палату.
На этот раз (а я человек там бывалый) цивилизация шагнула далеко вперед, и помимо бетонных окрашенных стен и железных кроватей, туда добавили аппаратуру, фитболы и надувные игрушки, которые уже одним своим веселым видом просто обязаны были стать первым обезболивающим. И вот здесь ты окончательно начинаешь понимать, что с этой минуты время для каждой из пребывающих там становится сугубо индивидуальным. Для кого-то это тягучие часы в мучительных схватках, для кого-то время размышлений на тему «Да чтоб я больше…». Про себя скажу одно: я прислушивалась к каждому слову сопровождающих меня медсестер и выполняла их указания. Все. Мне никто не хамил, не оскорблял, не говорил, насколько я плоха или хороша как БМ и мать настоящая. Мы технично отрабатывали каждый вздох, каждое движение.
Наконец, акушерка торжественно провозгласила свое «Пора!» и повела меня в родовую палату.
И вот тут-то началось. Боль, внезапно откуда-то появившийся страх. Боже, кто это толпа людей и почему они так громко разговаривают?! Внутри все разлетается на тысячи кусочков, и кажется, этому никогда не будет конца. Тщательно отрепетированное дыхание сбивается, я не понимаю, где допустила ошибку, и понимаю: конец настал. И вот тогда я услышала рявк моей акушерки. Я не помню, что конкретно она мне сказала. Но он моментально привел меня в чувство, и я снова вернулась в ряды хорошо себя ведущих рожениц. Хруст расходящихся костей (это мои???), хлопок и…
…Громкий вопль моего ребенка. Она появилась вместе с летним рассветом и просто обязана была известить об этом весь мир. Мы еще были соединены пуповиной, когда медсестра положила мне ее на грудь. «Посмотри, какая красавица!» – пожилая женщина искренне поздравляла меня. Я смотрела на чудо, которое было создано и выношено мной, которое было рождено мной… Чудо было еще в первородной белой смазке, смешно причмокивало губками и таращилось по сторонам, жмурясь от ярких ламп, облизывая свое первое питательное молозиво. Целый самостоятельный человек. Личность.
Личность вскоре забрали: взвешивать, измерять, пеленать, выставлять оценку по шкале Апгар. У нее уже была своя жизнь со своим расписанием.
А меня оставили отдыхать. Я лежала с чувством выполненного долга, в мелкой тряске перенапряженных мышц. Меня оставили одну видимо, чтобы все осознать и дать возможность плавно перейти из статуса БМ в почетные ряды Настоящих Матерей.
Великое таинство под названием «роды» было позади. Тело ломало от нечеловеческой боли, хотя с каждой минутой от нее оставались лишь воспоминания. Мудрая природа распорядилась так, мне было позволено пройти каждую ступень, не прибегая к модной нынче анестезии или кесареву сечению. Все прошло своим чередом, дав мне плавно почувствовать переход от одного состояния к другому. И это было здорово.
Меня перевезли в палату, дали вновь испытать счастья сна на животе и принесли мою малютку. Хотя о чем это я? Я взяла на руки совершенно серьезную барышню, со сдвинутыми в кучу папиными бровями. Она внимательно посмотрела на меня (верю, увидела и узнала, хоть что утверждайте про то, что младенцы не в состоянии видеть и понимать) и начала старательно трудиться над своим первым завтраком.
Рассвет этого дня удался на славу. Было невозможно ходить, сидеть, лежать. Дико хотелось есть и спать. Но каким-то непостижимым образом твой организм начинает переключаться в новый режим, ты начинаешь функционировать круглосуточно, без перерыва, четко отличая громкий ор своей кровиночки из тысячи других голосов. Твой день перестраивается в одно длинное «кормление-сцеживание-пеленание». Ты выходишь в коридор роддома и видишь десятки женщин, передвигающихся медленно, кто-то держась за стеночку, кто-то без посторонней помощи, но сгибаясь от совсем еще свежей боли, и понимаешь, что все это можно пережить, перетерпеть ради того Человека, который настоятельно требует тебя к себе, не позволив достоять очередь в туалет.
Ты начинаешь разбираться в еде и искренне недоумеваешь, зачем на ужин кормящим матерям дают салат из капусты с кукурузой, после которого орут младенцы мамочек, не знающих о диете.
Ты совершаешь множество открытий за эти несколько дней, пока светила нашей абаканской медицины не признают вас полностью здоровенькими и не отпустят домой. Праздничный и волнительный день под названием «выписка», бантики, шарики, фотографы, надписи на асфальте, цветы…
Начинается новая жизнь, в которой один день никогда не будет похож на другой. Да что день – часы полетят, и ты сосредоточишься на совершенно других делах, пройдя через целый обряд инициации под названием «роды».
Анна СПАССКАЯ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *