Воскресенье, Август 19, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Без вины виноватые немцы

Без вины виноватые немцы

75 лет отделяет наше время от начала депортации немцев Поволжья. Память тех, кто не пережил ее и другие выпавшие испытания, почтили 28 августа: в день выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья, и ликвидации Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья».

Всего в годы войны было насильственно переселено до 950 тысяч немцев. Около 367 тысяч было депортировано в Республику Коми, на Урал, в Казахстан, Сибирь и на Алтай.

По приблизительным данным, на территории Хакасии оказались 10,5 тысячи человек. Однако никаких документов, подтверждающих или опровергающих эту цифру, в Национальный архив РХ на хранение не поступало.

Документальные сведения имеются только на 1 августа 1955 года: в это время немцев в области проживало 4910 человек (из них 503 в Абакане). Учитывая высокую смертность среди вынужденных переселенцев в годы войны, можно предположить, что сначала их было гораздо больше.

Кстати, этот документ, в котором содержится информация о численности представителей разных народов, был рассекречен лишь в 1995 году. Его и многие другие впервые представленные материалы о судьбах немцев Поволжья в нашем регионе можно увидеть на выставке в Национальном архиве РХ.

Впрочем, обо все по порядку.

В Абакане 28 августа возле Мемориала жертвам политических репрессий прошел республиканский День памяти. Его участники, в основном те, чьи семьи коснулась депортация, почтили память своих близких, которым не повезло выжить. Участники мероприятия делились мнением, что вспоминать о трагических страницах истории необходимо, чтобы не допустить их повторения.

А накануне, 26 августа, память пострадавших от репрессий немцев Поволжья почтили в Национальном архиве. В этом помогла документальная выставка, в которой на основе хранящихся в архиве документов отражены основные этапы переселения немецкого населения в Хакасию.

С ее материалами присутствующих познакомил сотрудник архива Владимир Пруцков. Он отметил, что «немецкое население, граждане Советского Союза, было неоднократно репрессировано. В 1941 году – депортация и ликвидация Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья. В 1942 году – массовая мобилизация немецкого населения и ссылка на спецпоселение».

Рассказал он и о том, как в нашем регионе велось расселение прибывающих немцев Поволжья:

«Приемом и размещением немецкого населения занимались т. н. «тройки». Так, решением от 8 сентября 1941 года Хакасским областным комитетом НКВД была создана областная тройка, в которую входили члены областного исполнительного комитета, областного комитета ВКП(б) и сотрудник областного управления НКВД. Расселение происходило в рамках плановых мероприятий. Сохранились документы с затратами на него и инвентарь. А также документы, позволяющие отследить результат этой работы на тот момент. Они подтверждают, что стройматериалов не хватало, строительство домов шло медленно, и переселенцы были вынуждены вселяться в помещения слабо пригодные для жилья».

Большой интерес присутствующих вызвала архивная презентация-повествование о трудных судьбах переселенных в нашу республику немцев Поволжья, внесших весомый вклад в развитие региона (на основе архивной коллекции «Документы немцев-переселенцев»). Лишь упомяну, что на сегодняшний день в фондах архива хранятся документы заслуженного учителя школы РСФСР И.Н. Беллендира, руководителя совхоза «Борец» Героя Социалистического труда и К.Г. Шмидта и общественного деятеля А.И. Вагнера. О каждом из них можно написать не просто отдельную статью, а отдельную книгу.

Депортация началась после выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья, и ликвидации Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья». Насильственное переселение осуществляли войска НКВД, заранее введенные в республику. Немецкому населению дали сутки на то, чтобы подготовиться к переселению, взять с собой определенный минимум вещей и явиться в пункты сбора. Вынужденные переселенцы не представляли, что их везут в места с суровым климатом. Многие не взяли с собой даже теплые вещи.

Жители нашей области (как и других регионов, в которые расселили немцев) сначала встретили депортированных настороженно. Шла Великая Отечественная война. А в упомянутом выше указе говорилось, что «среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы… О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям не сообщал, – следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов советского народа и советской власти».

Отношение к переселенцам поневоле менялось после личного знакомства с ними. Они работали наравне со всеми и на врагов были непохожи. Местное население оказывало приехавшим посильную помощь в обустройстве: пускало пожить в свои дома, помогало в строительстве жилья, делилось едой и вещами.

Сохранилось немало воспоминаний о том, как проходило насильственное переселение немцев Поволжья. К примеру, в Книге памяти жертв политических репрессий РХ пережитым поделился общественный деятель, один из организаторов общества «Возрождение» – А. Вагнер:

«На станции загрузили нас в «телячьи» вагоны… Кругом охрана с винтовками, на наш огромный состав из 60 вагонов был целый вагон охраны. Куда ехали, никто не знал.

Шла война, железная дорога была занята военными эшелонами, поэтому мы на каждой станции стояли по 2–3 дня. А условия для переездов в «телячьих» вагонах были нечеловеческие. В каждом ехало 15–20 семей, все вместе – мужчины, женщины, дети. Туалетов, даже просто воды, в вагонах не было.

Ели тоже кто что мог… Так мы путешествовали целых полтора месяца. Двадцатого ноября, ночью, поезд пришел на станцию Чаны Новосибирской области. Там нас уже встречали на машинах, лошадях и санях. Председатели колхозов ходили по вагонам, искали специалистов. Слышалось: «Кто тракторист?», «Есть кузнецы?», «Есть плотники?», «Поедем в наш совхоз!»

Расселили нас по семьям, у кого были свободные комнаты. В совхозной столовой дали хлеб, еду и с неделю кормили бесплатно, пока люди не стали работать, зарабатывать на еду. Хорошо запомнилось, что приехали мы все легко одетые, в ботиночках, курточках. А тут – зима. Спасибо людям, помогли, одели нас в ватные штаны».

Репрессии против немцев Поволжья на депортации не завершились: многим из них пришлось пройти еще и трудовую армию, которую удалось пережить не всем. В учебниках можно почерпнуть о ней лишь общую информацию. Однако в наше время появилось много возможностей узнать «изнутри» о том, что пришлось пережить «трудармейцам». И это — тоже наша история, которую не вычеркнешь.

Например, невозможно без слез читать воспоминания А. Вагнера об этом периоде его жизни:

«В феврале 1942 года меня, как и всех немецких мужчин, мобилизовали в трудармию. К тому времени мне было всего 17 лет… Привезли нас в Свердловскую область, в Ивдельский исправительно-трудовой лагерь, из которого вывели заключенных. Для нас он стал той же зоной, на каждом шагу стояли вышки, охрана с автоматами.

Там я пробыл 5 лет. Это были очень трудные годы, каждый день борьба за выживание. Когда нас завезли в лагерь, там было 6 тысяч немцев, в основном кавказских, когда уезжал, оставалось 800, остальные умерли от голода, холода, болезней…

Я хорошо это знаю, потому что первые пять месяцев в лагере работал «военврачом»-санитаром в бараке. Выносил трупы. Каждые сутки умирало 15–20 человек… В 1946 году я был демобилизован из трудармии по причине инвалидности: заработал туберкулез легких…»

В Национальном архиве РХ хранится письмо И. Беллендиру в г. Абакан от его брата из Кокчетавской области (Казахстан), в котором тоже отражены воспоминания о тяжелом «трудармейском» жизненном опыте:

«Трудовая армия меня хотя кое-чему научила, но практичного, делового человека из меня не сделала. Какие я там только не выполнял работы: и чернорабочим был, и караульщиком, и шахтером, и учетчиком колонны, и связистом, а последнее время нормировщиком горного цеха. Ну а теперь я поставил крест на Трудовой армии. Хочу остаток жизни провести в кругу своих родных и близких…»

Только в 1964 году началась реабилитация советских немцев. К сожалению, не все из них дожили до того момента, когда официально были сняты все абсурдные обвинения. В наше время потомки депортированных немцев Поволжья с гордостью вспоминают о своих переселенных в Сибирь предках, которым удалось выжить в нечеловеческих условиях, но не озлобиться и своим трудом помогать развиваться нашему региону (и стране).

Подготовила Татьяна Зыкова

4 - Указ о депортации немцев Поволжья


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *