Пятница, Октябрь 20, 2017

Погода в Абакане

Главная > Газета > Шаман Карагай: «Абакан – это сердце Сибири»

Шаман Карагай: «Абакан – это сердце Сибири»

Шаманизм – традиционная для Хакасии религия. Многие из жителей региона видели по телевидению или даже лично участвовали в обрядах, проводимых хакасскими шаманами. И в представлении большинства из нас шаман обязательно должен быть человеком пожилым, умудренным опытом и представителем того народа, для которого шаманизм является традиционным верованием (хакасы, тувинцы, алтайцы и др.). Мой сегодняшний собеседник ломает все эти стереотипы. Молодой человек, русский по национальности, и при этом один из самых сильных шаманов Хакасии. Знакомьтесь, Дмитрий Соколов, духовное имя Карагай.

Шаман Карагай – абаканец, родился и вырос в столице Хакасии, сегодня проживает в Москве. Поводом же для нашей встречи послужил тот факт, что в настоящее время Карагай совершает кругосветное путешествие.

– Карагай, сегодня многие жители мегаполисов отправляются в кругосветку – кто-то просто посмотреть мир, кто-то отправляется в путешествие «в поисках себя». С какими целями в кругосветку отправились вы и исходя из каких соображений строится маршрут путешествия?

– Со временем ко мне пришло понимание, что нам (речь идет обо мне и моих учениках) необходимо объехать все страны, где ранее был традиционный шаманизм, но к настоящему времени под давлением других религий он постепенно уходит. Цель моего путешествия – помочь в возрождении традиционного шаманизма. Мы уже были в Восточной Европе, Южной Азии, в планах мы должны объехать всю Азию, начиная со стран СНГ. Пока наше кругосветное путешествие в самом начале: мы побывали в Таллине, полгода жили в Непале.

– В Прибалтике также был шаманизм?

– Да, в прибалтийских странах, Скандинавии также был шаманизм. И сегодня он в некотором роде сохранился, его приверженцы называют себя паган (pagan), т. е. язычники. Они также поклоняются солнцу, огню, духам. Получается, верование сохранилось, но у его приверженцев нет вектора дальнейшего развития. Мы на своих семинарах, практикумах вместе разбирали, как и в каком направлении им продолжать свое развитие.

– Как вас встретило местное население? Бытует представление, что в Прибалтике не любят Россию?

– Встретили нас чудесно, я бы даже сказал, с большим благоговением – люди отнеслись к нам не как к каким-то приезжим экстрасенсам, а как к учителю. В Таллине мы провели много больших мероприятий, даже коновязь там поставили, остались там у меня и ученики. В целом я не заметил, чтобы в Эстонии не любили русских, наоборот, везде к нам относились очень добродушно. Многие из людей в возрасте старше 30 лет говорят по-русски, много раз мне доводилось спрашивать не у знакомых, а просто у прохожих горожан, как найти тот или иной адрес, – так чуть ли не за руку доводили до нужного места.

– В Таллине вы пробыли месяц, а почему в Непале решили задержаться на полгода?

– В Непале, городе Патан, это пригород столицы страны Катманду, я основал свою школу, проводил прием людей. Я занимаюсь ведическим шаманизмом, т. е. не смешанным ни с какой другой религией. В Непале же шаманизм очень сильно подавлен буддизмом, и шаманы там все больше уже работают не с духами, а с буддийскими богами.

– Ученые-этнографы написали много трудов по шаманизму, а как бы вы, практик, определили – что такое шаманизм?

– Это древнейшее верование человечества. Если сказать очень упрощенно, то мы верим, что каждая субстанция на земле имеет своих духов: это духи – наши предки, духи стихии, духи местности (озер, рек, степей, гор и т. д.). С этими духами можно разговаривать, просить у них защиты, благ, здоровья…

– В Непале у вас также остались ученики и, как вы рассказали, школа традиционного шаманизма продолжает свою работу. Какова следующая остановка в вашей кругосветке?

– План нашего путешествия расписан на полгода вперед, но, пока я не побывал в намеченных местах, не хотелось бы об этом рассказывать.

– Хорошо, тогда расскажите о себе. Как известно, путь шамана не выбирают, на шамана выучиться нельзя – это определяют духи. Как вы пришли к нетрадиционному для русского человека верованию?

– Для меня это родовое дело. Брат моего деда был кожуунным шаманом в Туве (кожуун – это административная единица, район). Как известно, в одном кожууне мог быть только один шаман, и если там появлялся еще один шаман, то так или иначе шла вражда, в итоге которой выживал сильнейший. В более поздние времена в кожуунах могло быть и по два шамана – русский и тувинский. Кто такой шаман? Издревле шаманом называется человек, являющийся посредником и избранником духов, обладающий способностью видеть иную, особую реальность и путешествовать в ней. Традиционно на территории Саяно-Алтайского нагорья шаманы были и лекарями, и астрологами, и метеорологами, брат моего деда занимался и травами. Так вышло, что детей у него не было, и, как я понимаю, его знания наследовал я.

– Через шаманскую болезнь вы тоже прошли?

– Это было еще в школьном возрасте. В школьные годы я был неким изгоем, шарахался от одноклассников. В одно время у меня начались видения, в голове как бы включился «телевизор» – я решил, что сошел с ума. Благо у меня в Абакане есть духовная мама – она направила все в нужное русло, и после некоторых духовных исканий я пришел к родовому делу.

– А как это восприняли твои родители? Не пытались лечить – в нашем традиционном понимании, обращаясь в медицинские учреждения?

– Такого, чтобы они решили показать меня психиатрам, не было – родители понимали, что есть иные силы, что у нас «в родове» были люди с определенными способностями. Но направить меня по пути, каким живет большинство людей, они пытались: учеба в вузе, построение карьеры, дом, семья и т. д. Но духи мне просто не дали работать, я сходил с ума. После болезни так получилось, что я начал принимать людей, помогать им, обмениваться с ними энергией. Теперь эта внутренняя энергия не съедает меня – я просто отдаю ее людям. В ходе духовных исканий я прочитал все священные книги, которые есть на земле. На сегодняшний день я могу поддержать разговор с человеком любого верования.

– Карагай, вы выросли в Абакане, сегодня много путешествуете. Где для вас дом, родина?

– Для шамана дом там, где висит его бубен. Я не могу определить, где мой дом, я – человек мира.

– А как же родовые духи, они разве не живут на родной земле?

– Нет, они всегда рядом с шаманом. У каждого шамана есть свои определенные атрибуты, которые заключают в себе духов-покровителей этого шамана, и так или иначе они всегда рядом с шаманом. Условно говоря, есть у меня коготь медведя – при камлании я могу общаться с духом медведя, так же и с другими атрибутами.

По традиции я тувинский шаман, а вот сапоги из моего шаманского костюма у меня хакасские. В этом есть моя философия: я родился на Хакасской земле, в душе я – хакас, и я хочу, чтобы эти сапоги ходили по всему свету, но так или иначе всегда возвращали меня на Хакасскую землю, здесь мне хорошо, здесь я чувствую себя сильным. В Хакасии много мест, которые заряжают энергией: например, изваяние Улуг Хуртуях Тас – достаточно хотя бы один раз в год там побывать, чтобы весь год прошел в позитивном ключе.

– В Абакане вы не были четыре года. Изменился ли за это время город, какова, по вашему ощущению, его энергетика?

– Абакан – это город-мечта, правда. Это маленький городок, в котором все друг друга знают, и это чудесно, ведь это позволяет людям избежать отчужденности, свойственной большим мегаполисам. Земля хакасская полна силы – абаканцы всегда могут себе позволить съездить на места силы, зарядиться энергией.

Город, безусловно, меняется в лучшую сторону, растут новые микрорайоны. Единственное, мне бы, как человеку родом из Абакана, очень хотелось, чтобы приветственная стела при въезде в город со стороны аэропорта – в народе ее называют Лариса – не исчезла со временем. Энергетика у Абакана очень хорошая, здесь живут честные, чистые душой люди. Я всегда, когда где-то вдали рассказываю о своем родном городе, говорю, что Абакан – это сердце Сибири.

Ольга Карачакова


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *