Суббота, Апрель 21, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Журнал > Статьи > Наше дело правое. Враг будет разбит

Наше дело правое. Враг будет разбит

Газеты военного времени, архивные документы и работающие с ними люди могут еще многое рассказать о Великой Отечественной войне. В этом я убедилась лично. Получившиеся зарисовки о жизни земляков в тылу не претендуют на всеохватность. К примеру, работавшие в Абакане госпитали и сформированные на территории нашего региона Пирятинская дивизия, лыжные и саперные батальоны – отдельные большие темы, которых я в этом материале не касалась.

В первую очередь, меня интересовал вклад в Победу женщин, работавших за себя и за воевавших мужчин. Пенсионеров, отдавших последние копейки на строительство танков и самолетов. Вчерашних школьников, выполнявших взрослые нормы на производстве. Они тоже помогли выиграть войну. Таких незаметных героев в Хакасской автономной области и отдельно взятом Абакане хватало. Вспомним про некоторых из них.

«И если потребуется, я умру героем за Родину-мать»

Для многих жителей нашего региона война началась с известного радиообращения Председателя Совнаркома СССР В. Молотова: «Граждане и гражданки Советского Союза! Советское правительство и его глава тов. Сталин поручили мне сделать следующее заявление: сегодня в четыре часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу и объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города…»

После этого на предприятиях и в организациях прошли собрания и митинги, на которых трудящиеся осудили действия фашистских захватчиков и обещали трудиться больше и лучше, чтобы приблизить Победу. Например, в вагонном хозяйстве на станции Абакан «выступивший на митинге слесарь тов. Чубатенко заявил, что зарвавшихся фашистов Красная Армия сумеет проучить. Мы будем теперь работать не покладая рук, чтобы помочь нашей армии уничтожить врага». Интеллигенция не осталась в стороне: «Научные работники, студенты и служащие Абаканского государственного учительского института на своем митинге выразили величайшее негодование по поводу чудовищного провокационного нападения фашистских разбойников на Советский Союз. Участники боев с белофиннами – студенты института т. Татарков, Лаврентьев и другие заявили о своем горячем желании встать в ряды бойцов нашей славной Рабоче-Крестьянской Красной Армии… Смерть фашистским псам! Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

С 23 июня 1941 года в Хакасской автономной области началась мобилизация. «За период с начала войны до конца 1941 г. в Хакасии было мобилизовано и призвано на фронт в возрасте от 18 до 50 лет 27 235 чел., в том числе рядового и младшего начальствующего состава – 26 292 чел., среднего, старшего и высшего командно-начальствующего состава – 943 чел.», – делится исследователь П. И. Чебодаев. Он замечает, что за всю войну в регионе «…было мобилизовано и призвано в действующую армию 69 421 чел. При численности населения области 287 000 чел. (по данным 1940 г.) это составляет 24 % от общего числа населения. Такой процент мобилизации и призыва означал перенапряжение людских ресурсов области» (для сравнения: с территории Российской Федерации было призвано и мобилизовано 21 779 тыс. человек, или около 20 % от общего числа населения). Из Абакана в 1941–1942 гг. ушли на фронт 10 536 человек, в 1942–1943 гг. – 6164 человека, в 1944–1945 гг. – 1460 человек, а всего – 18 187 человек.

С первых дней войны не только в военкоматы, но и в местные газеты посыпались заявления от добровольцев, рвущихся на фронт. Среди них – абаканец Н. Тищенко, объясняющий свое решение так: «Враг напал на мою Родину. Как это подло и как хочется уничтожить фашистских вояк, уничтожить дотла. Прошу военкомат зачислить меня в РККА для пополнения командного состава. Буду громить врага так же мужественно и беспощадно, как и мой отец в 1919 году. Для защиты своей Родины не пожалею жизни».

Настроенных воевать женщин было не меньше мужчин. Одна из них – заведующая облздравотделом Л. Спраговская: «Прошу вас, пошлите меня на фронт. Я как медицинский работник могу быть полезной в бою и пойду на любой участок войны…».  Среди других примеров, заявления Е. Ефремовой («Заверяю Вас, что я буду честно и стойко защищать Родину. И если потребуется, я умру героем за Родину-мать. Прошу не отказать») и А. Абрамовой («Убедительно прошу отправить меня совместно с другими девушками в ряды РККА. Имея ребенка, которому два года, его оставляю на попечение матери и отца…»).

На войну просились целыми семьями. Директор областной станции юных техников В. Цегель писал: «Убедительно прошу направить меня и моего сына Владимира, родившегося в 1924 году и окончившего нынче среднюю школу, добровольцами в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Чета абаканцев Кошелевых желала того же: «Я – сапер, жена – медработник. Оба мы готовы встать на защиту родины, ради своих детей, внуков и правнуков».

Конечно, большинство добровольцев уходило на войну без заявлений в печати.

«Я буду работать, сколько хватит сил»

Работники предприятий брали и выполняли повышенные обязательства, «чтобы помочь нашей армии уничтожить врага». В 1941 году газеты пестрили сообщениями вроде: «На разбойничье нападение фашистских варваров на нашу страну трудящиеся Хакассии отвечают новыми производственными победами». Приводятся и конкретные примеры местных трудовых подвигов. Так, работник абаканской промартели «Восход» Федор Петровский обещал: «На производстве я работаю по-стахановски, выполняю нормы на 200 процентов, так же буду бороться и в бою». Как давались эти рекорды полуголодным полураздетым людям в тылу, говорить было не принято.

С 1941 года и до окончания войны в газетах регулярно проходят заметки о стахановцах, работающих за себя и «за того парня» на фронте. На фотокарточках – улыбающиеся лица, в текстах «зашкаливающие» за пределы нормы и проценты – посвящение фронтовикам. Среди хакасских стахановцев военного времени – котельщик депо станции Абакан В. Винокуров (который выполнял норму на 226%) и столяры абаканской артели «Деревообделочник» А. Гадюкин и А. Просков (справлявшиеся с месячной программой на 123–135%).

Простые труженики не до конца понимали, с какой техникой врага приходится иметь дело нашим солдатам и какая помощь от тыла им может потребоваться. Это становится ясным из письма в газету рабочих Хакасской Госконюшни: «Наша работа по выращиванию лошадей имеет большое значение для обороны страны… Уверенно будем продолжать свой труд. Заверяем нашу родную партию и советское правительство, что в любую минуту организованно выступим на своих лихих скакунах с клинками в руках против врага».

Поражает, что предприятия города и области не только продолжали работать на полную мощность (в основном, силами женщин и подростков), но и освоили в военное время выпуск новых товаров. Так, в 1941 году артель «Промкооператор» «выработала 1 500 стиральных досок, которые до этого ввозились в Хакассию за тысячи километров». А сапожная артель «Абакан» в 1942 году, «используя отходы кожи… приступила к выработке ботинка из них. Ботинок сшит из 50 обрезков кожи и по качеству не уступает ботинку с нормально скроенной заготовкой». В этом же году в Абакане вовсю производили местное «ноу-хау» — сухой творог для фронта. Приспособились высушивать обычный, чтобы не испортился в пути: «В Хакасской автономной области сухой творог впервые был получен на Абаканской базе маслопрома. Специально оборудованная паровая сушилка ежедневно выпускает по 50 килограммов этого продукта». Стоило перед употреблением смочить его водой, как «он принимает вид и вкус только что сваренного свежего творога». Также наши земляки делали для фронтовиков запасы сушеных овощей, ягод и лекарственных растений.

«Женщины, к станкам, на производство!»

Женщины работали наравне с мужчинами. В 1941 году властями был брошен клич: «Женщины, к станкам, на производство!» В 1942 году лозунг ЦК ВКП(б) «Женщины и девушки! Овладевайте мужскими профессиями, заменяйте мужчин, ушедших на фронт!» тиражируется еще активнее. Ему вторят многочисленные газетные заголовки, вроде: «Новые кадры трактористок и комбайнерок». На типичных газетных фотографиях тех лет женщины укладывают шпалы и стоят у станков.

Но многие, не дожидаясь официальных призывов, заняли на производстве места мужчин, ушедших на фронт. Помимо основной работы, они взваливали на себя дополнительные обязательства и тоже давали стране выполнение и перевыполнение норм. Например, работница швейной мастерской Легпрома Е. Пермина делилась: «Мне уже 50 лет. У меня два сына на фронте. Я буду работать, сколько хватит сил…»

«В бой» шли даже домохозяйки: «Наши мужья, сыновья, братья работали в Абаканском кормосовхозе «Заготскот». Мы находились на их иждивении, были домашними хозяйками. Сейчас, когда пробил час отстоять родину от наглых нападок врага… мы вышли на работу». Из них в годы войны в Абакане сложился кружок санитарной обороны под предводительством главы первичной организации Красного Креста при городской поликлинике тов. Новоселовой.

В Фонд обороны сдавали обручальные кольца и медали

В Фонд обороны страны полуголодные жители несли последние сбережения и отчисляли часть своих заработков. В 1941 году главный бухгалтер Абаканской центральной сберегательной кассы сообщал: «… больше миллиона рублей сдали на 1 сентября в Фонд обороны страны трудящиеся Хакасской автономной области. Это кроме 459 тысяч рублей, которые сданы облигациями разных займов».

С 1941 года абаканцы массово подписывались и на денежно-вещевую лотерею: «Трудящиеся Хакасской автономной области с большой активностью принимают участие в подписке на денежно-вещевую лотерею. На 11 декабря сумма подписки по области составляет 458 тысяч рублей, из них 196 дали трудящиеся Абакан, 20 тысяч рублей поступило наличными». Средства, вырученные от нее, шли на нужды фронта.

Подписка на специальные займы тоже была в числе распространенных способов сбора денег на нужды обороны. В 1944 году «на 6 мая к 9 часам трудящиеся Хакассии подписались на Третий Государственный военный заем на 23 597 рублей… Поступило наличными 1 миллион 59 тысяч рублей. В прошлом году подписка на Второй Военный заем на это время составляла 10 048 тысяч рублей. Подписка на заем по гор. Абакану достигла 4 307 тыс. руб.». Кроме этого, люди массово сдавали хранившиеся у них облигации предыдущих лет: «В Абаканскую сберегательную кассу почти ежедневно приходят женщины и вносят в фонд обороны свои сбережения. На-днях пришла домохозяйка Миклишевская Анна и подала контролеру заявление: «Советский народ… отдает все свои силы и средства на оборону страны. Не могут быть безучастны и домохозяйки. Прошу принять от меня в фонд обороны на 250 рублей облигаций государственных займов».  Облигации дарили государству даже дети. Часто они присылали их в сберкассу с трогательными письмами, как Руфа Янковская в 1941 году: «Облигацию на 50 рублей подарила мне мама. Подарок дорог, но я люблю мою родину и вношу облигацию в Фонд обороны».

Посильные вклады вносили не только отдельные граждане, но и работники целых предприятий: «…с первых же дней Великой Отечественной войны коллектив паровозного депо станции Абакан постановил отчислять в Фонд обороны ежемесячно до конца войны свой однодневный заработок. За 5 месяцев эта сумма составляет 14 900 рублей. Кроме того, на постройку самолета и танка «Железнодорожник» внесено 7 902 рубля и заработанный на воскресниках 1 031 рубль». Воскресники были одной из самых популярных возможностей найти «лишние» деньги, которые можно подарить фронтовикам. В 1941 году «более четырех тысяч трудящихся г. Абакана вышли 7 сентября на комсомольско-молодежный воскресник. Рабочие и служащие городских учреждений, предприятий помогли колхозам Усть-Абаканского района в уборке урожая, работали на своих предприятиях… Участвовавшие в воскреснике… заработок этого дня отдали на укрепление обороны страны».

Жители приносили в пункты сбора то немногое, что у них есть: «…сдают в Фонд обороны медные самовары, подсвечники, чугуны, замки, дверные ручки и т. д.». Весомым пополнением Фонда обороны становились семейные ценности, которыми делились люди вовсе не богатые. Например, Анна Михайловна Пастухова рассталась с медалью «За взятие Парижа» 1814 года и обручальным кольцом. Ее история – типичная для военного времени: «Я пенсионерка. Мне 64 года. Дедушка мой, Латкин Яков, служил в армии Кутузова. Дрался с войсками Наполеона и в той великой отечественной войне отличился смелостью и храбростью. В марте 1814 года за взятие Парижа дед мой получил в награду серебряную медаль… Я уверена, что сыновья мои, находясь в Красной армии, по примеру их прадеда будут храбро сражаться с фашистскими разбойниками. А чтобы помочь им в этой борьбе, в фонд обороны страны я сдаю серебряную медаль – награду моего дедушки. Пусть эта историческая награда послужит на пользу нашему Отечеству. В фонд обороны я отдаю еще одну дорогую для меня вещь – обручальное кольцо… Пусть металл пойдет на пули…» Рассказавший об этом случае в газете «Хакасия» 24 августа 1941 года Н. Расторгуев добавил, что «вслед за патриоткой Пастуховой в Фонд обороны страны рабочие, их жены внесли ценностей на 15 000 рублей».

Строили танки и самолеты

Наши земляки помогали строить танки, самолеты и производить оружие для фронта. Способы для этого использовались разные. Например, сбор металлолома. В Национальном архиве РХ сохранилось заявление 1941 года рабочего мясокомбината Федора Даниловича Акентьева в горком ВКП(б) г. Абакана об организации бесплатного фонда цветных металлов и цветного лома металлов для обороны страны: «…Пусть каждый грамм внесенного металла разит оголтелых фашистов… Лично вношу бесплатно два старых самовара и призываю всех граждан города Абакана последовать моему примеру».

Также строительство боевой техники поддерживали деньгами, совсем не лишними. Например, в 1943 году работники стройтреста решили передать свой шестидневный заработок, 11 600 рублей, на строительство танков. «Но отдельных товарищей это не удовлетворило. Жена боевого командира А.М. Голованова внесла заработок двух с половиной месяцев, участник отечественной войны П.И. Рожков, товарищи Самороков, Харченко передали месячную зарплату».

Средства на некоторые самолеты передавались с особыми пожеланиями. В Национальном архиве РХ хранится телеграмма в Хакасский обком ВКП (б) от колхозников сельхозартели «Путь Сталина» Бейского района о внесении в госбанк 100 000 рублей на покупку боевого самолета для Красной армии с просьбой назвать самолет «Хакасский колхозник» и вручить его прославленному летчику-земляку из колхоза «Победа» Бейского района – Василию Петровичу Соловей.

В 1942 году жены мобилизованных на фронт военнослужащих из Черногорска обратились с призывом к жительницам области и края организовать сбор денег на постройку авиаэскадрильи «Боевые подруги». На него ответили жены командиров из Абакана: «Приветствуя патриотическое движение черногорок, обязуемся в течение трех месяцев отчислять на постройку авиаэскадрильи «Боевые подруги» не менее 5 % от получаемой зарплаты или получаемых средств по аттестатам».

Значительный вклад земляков в вооружение армии не раз был замечен и отмечен. Например, в мае 1943 года в Абакан пришла телеграмма И. Сталина, в которой он передавал свой «братский привет» и благодарность Красной армии трудящимся города, собравшим кроме ранее внесенных 462 тысяч рублей еще более миллиона рублей на строительство танковой колонны «Красноярский рабочий».

Подарки фронтовикам

С первых месяцев войны жители начали отправлять посылки на фронт. Часто люди отдавали последнее, чтобы обеспечить бойцов нужными вещами. Например, в 1942 году абаканцы передали для солдат: «…13 тысяч теплых вещей, 195 полушубков, 834 пары валенок, 220 фуфаек, 187 ватных брюк, 1300 шапок, 235 теплых одеял. Кроме этого, послано 200 посылок с продуктами, конвертами, табаком, бумагой, одеколоном и теплые, товарищеские письма, где они рассказывают о своих успехах и желают бойцам скорого разгрома фашистов».

Подарки для армии готовили и отдельные люди, и коллективы предприятий и организаций: в конце 1941 года «трудящимися области уже отправлено на фронт 163 посылки. В том числе коллективы города послали 50 посылок» с новогодними поздравлениями. Так, работники Абаканской рейдовой конторы на собранные деньги «закупили папирос, махорки, кондитерских изделий, одеколон и пр.» и отправили на Северо-Западный фронт. Вещи для фронтовиков активно собирали абаканские преподаватели и школьники. Приведу лишь один эпизод. В школе № 1 прошло собрание учителей и директоров школ города, которые поддержали идею помочь солдатам вещами своим примером. «На следующий же день от работников школ начали поступать первые подарки. Директор первой школы тов. Екишев сдал пимы и барчатку. Директор третьей школы тов. Цегель тоже принес пимы. Учительница тов. Соколова принесла пару мужского белья, шерстяные носки и меховую шапку».

Помимо магазинных товаров первой необходимости, земляки отправляли солдатам трогательные «презенты», сделанные своими руками. Примеры рукоделия для фронта можно отыскать в газетах военных лет: «Машинист подъема шахты № 3 Чинская в подарок сшила и вышила разноцветным шелком и парчой мягкие теплые перчатки для бойца. Вместе с ласковой записочкой она пошлет их на фронт»; «Пионерка Чагина Нина вышила носовой платок бойцу – защитнику Родины».

Письма, приложенные к посылкам, были примерно такого содержания, как это: «Наш тыл крепок. Он неразрывно связан с родной Красной Армией. От нас к вам на помощь идут хакасские, сибирские стрелки, лыжники, истребители танков».

Коллективные посылки уходили не только в действующую армию, но и в госпитали. Их содержимое отличалось: меньше одежды, больше табака и съестного (вроде ягод, орехов, печенья, мяса) с теплыми записками-пожеланиями скорейшего выздоровления.

Письма с фронта

В газетах военных лет часто печатали письма фронтовиков о войне и заметки корреспондентов о службе наших земляков. По традиции тех лет и из соображений цензуры особенности боев вымарываются, «негероические» переживания – тоже. В итоге остаются похожие друг на друга патриотические зарисовки о фронтовой жизни. Но даже из «отлакированных» рассказов можно почерпнуть сведения о воевавших людях и их подвигах: «Как только началась отечественная война, девушка-хакасска Валя Спирина из г. Абакана, учащаяся средней школы № 1, ушла санитаркой на фронт. Сейчас, самоотверженно работая под огнем противника, комсомолка Валя Спирина спасла не один десяток жизней раненых бойцов и командиров». Или: «Сын Хакассии, автоматчик И. Н. Чебыно, бывший рабочий Скотоимпорта, г. Абакан, в боях с немецкими захватчиками уничтожил несколько десятков фашистских разбойников».

Некоторые бойцы почему-то переписывались со своими семьями через газету. Видимо, практика открытой переписки сложилась для поддержания патриотических настроений. Личного в этой переписке мало. Ведь узнавали о таких посланиях родные фронтовиков обычно от чужих людей, как М. Т. Руденко в 1941 году: «Здравствуй, дорогой сын Илья! Вчера я была на базаре… знакомая продавщица машет рукой и кричит: «Мария Тихоновна, вам письмо из армии от сына…» А знакомая, развернув газету, громко прочитала письмо, посланное тобой нам и напечатанное в газете…»

Абаканцы вели переписку с бойцами целыми предприятиями. В 1944 году в местной газете была опубликована часть писем абаканских швей и фронтовика. Задушевными эти письма вряд ли можно назвать. Конечно, солдат радовался, что ему пишут, поздравляют с разными праздниками, отправляют посылки. Он признавался швеям: «…ваши письма воодушевляют на борьбу не только меня, но и моих товарищей по оружию». Но зная, что каждое его послание будет обсуждаться на общем собрании («В красном уголке артели «Швейпром» собрались все работающие. На повестке дня: обсуждение письма фронтовика Петра Федоровича Морозова к рабочим артели») и даже пройдет в газете, человек старался отвечать так, как ждет от него партия и общественность: «Привет от меня и моих товарищей всем работницам швейпрома. Мы рады за Мотю Балабанову, дающую 150–170% выработки. Желаем ей еще лучших успехов. Помните, каждый процент, данный сверх задания, – это новый удар по врагу».

Примерно с середины войны в газеты стали попадать и письма демобилизованных по состоянию здоровья военных, сожалеющих о том, что они не могут больше взять в руки оружие. Например, В. Альгиной: «…работая в тылу, я тоскую о своей части, о суматохе фронтовых дней, о своих боевых друзьях и готова снова пойти на фронт».

«Да здравствует наша Победа!»

Из «Советской Хакассии» за 10 мая 1945 года я узнала о том, как абаканцы праздновали окончание войны: «На городскую площадь беспрерывно движутся демонстранты. Радостью и ликованием охвачены все. Люди спешат поделиться впечатлениями, поздравить друг друга с победой…»

После выступлений первых лиц города участники митинга «под гром оваций» принимают текст приветственной телеграммы Сталину. «Митинг заканчивается под звуки Гимна Советского Союза и возгласы: «Да здравствует наша победа! Да здравствует партия Ленина – Сталина! Да здравствует Сталин!» В завершение секретарь областного комитета ВКП(б) тов. Афанасьев «призывает трудящихся Хакасии работать не покладая рук, чтобы быстро залечить раны, нанесенные войной, чтобы страна наша стала еще более сильной и могучей».

Вклад жителей Хакасии в разгром врага можно оценивать по-разному. П. И. Чебодаев «измеряет» его конкретными цифрами и фактами: за годы войны наши земляки «поставили стране свыше 3 млн. тонн угля, 1,2 млн. м. леса, много цветных и редких металлов, около 7 тыс. лошадей, более 235 тыс. тонн зерна, 20 тыс. тонн мяса, около 50 тыс. тонн молока и другую продукцию… Вкладом области является сбор средств в фонд обороны страны. Было внесено 115 млн. 410 тыс. рублей деньгами и на 11 млн. 167 тыс. рублей облигациями займов. На танковую колонну «Красноярский рабочий» и эскадрильи боевых самолетов собрано 18 млн. 638 тыс. рублей; из личных запасов колхозников сдано свыше 1 млн. тонн хлеба. Для фронтовиков отправлено 40 тыс. единиц теплых вещей, а также 100 вагонов с подарками».

Другая сторона (и цена) Победы: в Великой Отечественной войне (по разным данным) погибло около 30 миллионов человек, включая умерших от ран, пропавших без вести, не переживших плен. Среди потерь – 30 902 воина из Хакасии, в том числе – 5198 из Абакана.

Статья подготовлена на основе документов Национального архива РХ, работ П.И. Чебодаева (автора диссертации по Отечественной истории «Военный вклад Хакасии в победу в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.») и газеты «Советская Хакассия» военного времени.

Татьяна ЗЫКОВА,

г. Абакан

Справка

Татьяна Зыкова родилась в городе Минусинске.

Историк по одному из образований, что сильно влияет на творчество. Работает корреспондентом газеты «Абакан». Сотрудничала с такими изданиями, как «Отечественные записки», «Российская газета», «Правосудие в Хакасии», «Аргументы и факты на Енисее», в качестве внештатного автора. В газетной журналистике более пятнадцати лет.

Однако своим единственным призванием она журналистику не считает. Татьяна продолжает пробовать себя в разных сферах: научной, педагогической, проектной… Руководила тремя социально значимыми грантовыми проектами республиканского уровня и участвовала в более десяти командах как историк-исследователь, лектор, журналист, педагог, организатор…

Например, в 2008 году под руководством Татьяны Зыковой работала «Мастерская экологического творчества», при поддержке Правительства Республики Хакасия. В рамках этого проекта был написан, проиллюстрирован, издан и передан в библиотеки региона сборник экологических сказок «Однажды в будущем», совместная творческая работа журналистов республики и одаренных детей.

Татьяна Зыкова является автором и соавтором нескольких разножанровых изданий, выпущенных с помощью грантов. Среди них, научно-популярная брошюра об исчезнувших из-за строительства Саяно-Шушенской ГЭС деревнях «Возвращая историю, разрушенную великой стройкой…» (2007) и сборник интервью о жизни национальных диаспор региона «Мы живем в Хакасии» (2011).

Творческое вдохновение Татьяна Зыкова черпает в дальних и не очень странствиях, общении с неординарными людьми, работе с архивными документами и старыми изданиями.

Фото: газета «Хакасия» (1941 год)

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *